Без объявления войны

Максим РАВРЕБА

22 июня 1941, в 3:06 по московскому времени начальник штаба Черноморского Флота СССР, контр-адмирал Елисеев, приказал открыть огонь по немецким самолетам.
ПЕРВЫЙ БОЕВОЙ ПРИКАЗ ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ.
В это же самое время, в Берлине, секретарь МИД Рейха, Эрих Зоммер около четырех часов утра был разбужен к телефону. Фюрер ведомства протокола МИД Рейха, Штрак, приказал ему прибыть в служебной униформе на Вильгельмштрассе 75, в штаб-квартиру МИД.
В 4 часа утра по московскому (2:00 по берлинскому) времени Эрих Зоммер связался с секретарем-переводчиком советского полпреда, Бережковым, а затем отправился на служебном автомобиле на улицу Унтер Ден Линден, в полпредство СССР.
Зоммер доставил полпреда Деканозишвили и его секретаря Бережкова в мемориальный кабинет Бисмарка, где Риббентроп поручил зачитать меморандум Рейхсканцелярии Совнаркому СССР.
И Зоммер озвучил текст по-русски. Деканозишвили ответил: «весьма сожалею». На часах была половина третьего утра по Берлину.
В Москве, посол Рейха граф фон дер Шуленбург поручил переводчику Густаву Хильгеру передать на словах сождержание того же меморандума. Молотов ответил: "мы этого не заслуживали". На часах была половина шестого по Москве.
Через пол часа, в Берлине, Риббентроп даст пресс-конференцию по поводу советско-германских отношений.
В БЕРЛИНЕ БЫЛО ЧЕТЫРЕ ЧАСА. В МОСКВЕ ШЕСТЬ.
Люфтваффе уже три часа бомбили объекты в СССР.
Вермахт уже вел бои на территории нашей Родины.
А В НОТЕ НЕ БЫЛО СЛОВ "ОБЪЯВИТЬ ВОЙНУ".
Об этом свидетельствует не только Эрих Зоммер. Об этом пишут все свидетели встречи Риббертропа с Деканозовым в мемориальном кабинете Бисмарка на Вильгельмштрассе. Кстати, никакой ноты Риббентроп Деканозишвили не передал. Передал он текст, который 22 июня 1941 года озвучил сам Гитлер для немецкого народа. «Меморандум Гитлера». Он тоже не содержит слов «война» или «объявление войны». Это легко проверить. Германский Рейх советско-германский договор о ненападении нарушил.
Никаких претензий к СССР, до вероломного вторжения, не было. Все было подчинено задаче напасть внезапно.
Тем более никаких претензий к СССР не предъявляли те страны, которые вместе с Рейхом напали на СССР.
И еще очень важно то, что на момент нападения в Европе царил мир. Военные действия не велись.