Бой Набиуллиной с инфляцией: бессмысленный и беспощадный

Александр БЕРБЕРОВ

Глава ЦБ РФ Эльвира Набиуллина, как и все её предшественники, очень долго и кроваво сражалась с инфляцией. В жертву этой борьбе приносилось всё: и промышленное развитие, и судьба стариков, и школьные завтраки для детей... Трудно найти в России человека, у кого что-нибудь не погибло бы на войне ЦБ с инфляцией!

Но противник совокупности Набиуллиных был и остаётся слишком силён. Несмотря на колоссальные жертвы (а во многом и благодаря им) – инфляция рубля живёт и торжествует. РФ – пример монетарного парадокса колониализма: и ключевая ставка на порядок выше, чем в США, ЕС, Японии, и инфляция тоже на порядок выше, чем у них. Это как если бы на производство самолётов тратили в 10 раз больше, чем соседи, а самолётов в итоге производили бы в 10 раз меньше соседского...

Вот и сегодня «из-за угрозы роста инфляции денежно-кредитная политика Центробанка должна оставаться умеренно жесткой» – считает председатель ЦБ Набиуллина.

«С учетом внешних факторов и таких внутренних факторов как повышение НДС, баланс рисков для экономики и инфляции сейчас смещен в сторону проинфляционных рисков. Это означает, что денежно-кредитная политика должна оставаться несколько жестче, чем если бы этих рисков не было», – сказала Набиуллина на заседании Госдумы.

При этом она призвала не пугаться повышения ключевой ставки, правда, добавила, что ЦБ не исключает возврата к циклу снижения ставок в конце2019 г.

В середине сентября ЦБ впервые с декабря2014 г. повысил ключевую ставку на 0,25 процентного пункта – до 7,5%, а в конце октября сохранил ее на этом же уровне. В ноябре Набиуллина призвала «не бояться» небольшого повышения ключевой ставки, поскольку это снизит вероятность ее значительного повышения в будущем. ЦБ прогнозирует, что инфляция по итогам2018 г. составит 3,8-4,2%, а в среднем по году – 2,9-3,1%.

Чего нет в словах набиуллиных? Живой жизни. Все расчёты выстроены на бумажной мертвечине, к ней же сведено и всё управление экономикой. Всё живое, деятельное, созидательное – существует вне Центробанка и вопреки ему. Центробанк же выступает в роли охотника (жуткого сказочного жмура): ходит за живыми, ловит их и объедает.

А они, конечно, убегают. Но ничего: далеко не убегут. Дайте срок – жмуры ещё и самозанятых обгложут до костей, как уже пенсионеров обглодали...

Мудрость охотника заключается в том, чтобы не истреблять всю дичь. Когда ее становится мало – охотник сбавляет обороты, бьёт меньше. Этим он в корне отличается от земледельца или скотовода, у которых когда чего мало – надо наращивать, увеличивать. А у охотника – раз мало, то надо сокращать охоту.

Построенный на зловещем и циничном либеральном скотстве экономический блок власти – исходит из логики охотника. Он ничем не помогает экономике, никак не разводит её и обсуждает только квоты на отстрел всего живого, возникшего без его участия.

Если нормальная борьба с инфляцией заключается в росте товарного наполнении рубля (чем больше за него можно купить, тем дороже он стоит), то либеральная борьба с инфляцией сводится к людоедскому сокращению рублёвого оборота.

Мол если рублей станет в обороте мало – то их станут больше ценить. Для голодного краюха хлеба куда ценнее, чем для сытого.

Такая борьба с инфляцией в итоге приведёт к отрицанию денежного оборота, к полному изъятию денежной массы из обихода. И переходу производителей на бартер, натуральное хозяйство, на "шаймуратики" (самопальные деньги-талоны в одной башкирской деревне) и иные суррогаты оборота. Странно, что такую политику называют "монетаризмом": ведь она ведёт к выдавливанию монеты из обихода!