Чем похожи между собой СССР Горбачёва и Россия Путина? Будущим!

Александр ХАЛДЕЙ

Сейчас часто рисуют СССР утраченным раем, виновником утраты объявляют Горбачёва, и на этом тема считается закрытой. Все просто и понятно.
Но простота хуже воровства именно потому, что крадёт ум. То есть способность понимать, что же всё-таки произошло и происходит по сей день. Сотворение мифов, белых взамен чёрных или чёрных взамен белых, неминуемо приведёт нас к повторению печального опыта СССР, когда восторжествовал сначала белый миф о капитализме, потом он превратился в миф чёрный, а миф о социализме стал из чёрного белым.
Но при более детальном рассмотрении нашей нынешней и недавней истории трудно не заметить сходства задач и условий, с которыми столкнулись такие антиподы, как Путин и Горбачёв.
Горбачёв стремился снизить военную нагрузку на бюджет – и потому пошёл на договоры о сокращении вооружений. Зашёл он в этом дальше всех пределов, но мы говорим не о воплощении идеи, а о её мотивах. Сокращение вооружений действительно снизило нагрузку на советский бюджет. Но СССР попал в политический капкан: стремясь к сокращению затрат на вооружения, Горбачёв попал в необходимость бесконечно идти по пути политических уступок. В результате чего у него отжали вообще всё, чем СССР обладал.
Россия при Ельцине тоже шла этим путём. И при Путина какое-то время шла им же. Но постепенно Путин свернул с этого пути, понимая, что он исчерпан.
Однако во всю мощь возник вопрос конфликта интересов сложившейся горбачёвско-ельцинской элиты России и долгосрочных целей выживания страны.
Горбачёв, не справившись с управлением, покинул пост главы СССР, который вскоре за этим исчез. Возникшую после этого Россию плотно взяли под контроль США и Европа в лице Англии, Германии и Франции.
Все партии и структуры после краха СССР были разрушены. К власти шли авантюрные личности и их команды. Ни одна личность не могла прийти в России к власти после распада СССР, если её не поддерживал Запад. США были условием и гарантией политической победы политика в России. Ситуация была полностью идентична нынешней Украине, где оказался законсервирован период раннего российского Ельцина.

США полностью поддержали Ельцина не только в его споре с Горбачевым, но и после устранения Горбачёва – прежде всего потому что целью США были полный экономический разгром России и устранение способности России иметь и поддерживать ядерные силы.
Ельцину дали добро на расстрел Верховного Совета РФ, именно потому что после этого расстрела возникла сделка "Гор-Черномырдин", по которой весь ядерный уран России за символические деньги переходил в США. Верховный Совет никогда не дал бы согласия на эту сделку.
Преступление, в котором родилась нынешняя нелегитимная российская власть с её Конституцией, наложило отпечаток на всю суть правящей ныне элиты. Другой элиты у нас нет, и бессмысленно искать различия между её кланами и группами. Предательство, предательство и ещё раз предательство – вот главный критерий, по которому со времён краха СССР подобраны все правящие элиты и в России, и на Украине, и во всех прочих бывших республиках СССР.
Предателями были не только Кравчук и Кучма, но и Черномырдин, о котором сейчас говорят с оттенком симпатии и лёгкой иронии, тогда как про Ельцина – с максимальной ненавистью. Но Черномырдин – предатель не менее чудовищный, чем Гайдар, Чубайс, Собчак, Ельцин и любой другой представитель власти той России. Все они поняли главное: на власть в бывшем СССР назначают в США, а значит, прорыв к власти и удержание в ней возможны только при условии преданности интересам США. Где бы ты ни жил – в России. в Грузии или на Украине.
Кровь и преступление лежит несмываемым клеймом на нынешней российской власти и её Конституции, легитимность которой всегда под вопросом уже в силу того, что она принята нелегитимно. И последующая легитимация Конституции во время выборов не отменила нелегитимности возникшей элиты. Этот конфликт неустраним никакими пропагандистскими усилиями – сущность предательской элиты всё время прорывается наружу и отталкивает народ, готовый сплотиться вокруг Путина в сложное для России время.
Но Путин подаёт противоречивые сигналы и не может чётко отделить себя от элиты – потому народ не может чётко принять Путина как своего лидера. Народ понимает, что Путин прежде всего лидер этой данной. Он её заложник, гарант и охранитель.
И то, что части этой элиты сейчас потребовалось защититься силами государства от своих прежних западных партнёров и подельников, внезапно оказавшимися смертельно опасными конкурентами, ничего не меняет в природе отношений народа и элиты. То, что на усиление ВПК верхи решили потратить силы, время и деньги, не отменяет враждебности элиты народу в прочих вопросах жизни государства – от социалки до зарплат и способа обогащения власть имущих.

Путин, как и Горбачёв, находится в слабой позиции относительно Запада и своих элит. Правда, Путин сумел проявить гибкость и чувство предела уступок, на которые можно идти ради выживания. Но это тактика. Стратегия же у СССР и России осталась прежней:
- за счёт ограничения гонки вооружений облегчить нагрузку на бюджет;
- за счёт переговоров искать согласия с элитами Запада, при этом стараясь не перейти опасную черту в ходе уступок;
- за счёт импорта товаров и технологий решать проблему дефицита и технологической отсталости;
- за счёт компромиссов и уступок маневрировать между элитными группами, которые в целом ориентированы на Запад и действуют в его интересах;
- за счёт подчинения финансовой машине Запада найти своё место под солнцем, не обрушая в целом мировую систему западного господства.
В этом и состоит вся драма сходства положения СССР и России и положения Горбачёва и Путина – как бы ни были различны эти политики психологически и морально. Общность решаемых проблем и задач порождает общность мотиваций и действий.
Горбачёв не прошёл по лезвию ножа. Путин держится на нём. Но суть системы ставит и его под угрозу падения. Россия оказалась перед необходимостью смены этой системы власти. Путь политических реформ после выборов Путина должен стать главной темой и повесткой дня.