Что такое «национальное перемирие» или «лево-правая аномалия».

Нар.ком. Фрунзе

В среде российских политических идей всё чаще звучат слова о т.н. «русском национальном перемирии». Первую лепту в это понятие начинает вводить российская политическая элита во времена правления В. Путина. Рупором этой идеи выступил небезызвестный публицист Н. Стариков, считающий, что патриотам России необходимо объединиться против единого врага России, а также ради общих целей. Целью «стариковы» называют величие России. Т.е. и красный, и белый должны переосмыслить прошлое, став на единую стезю борьбы.

Давайте разберёмся, что же на самом деле означает данное «национальное перемирие» и возможно ли оно в России?

Левые и правые – два жестких антагонистических лагеря. Но, тем не менее, в России XXI века появляется такое движение как национал-большевизм. Хоть и корнями оно уходит в русскую эмиграцию, сейчас достаточно часто мелькает в сети. Национал-большевизм – смесь лево-правых идей, целью которых является единство «патриотов» ради общей цели. Сам по себе национал-большевизм (лево-правая идея) – отвратительная смесь большевизма, не имеющего ничего общего с национальной идеей или национализмом, и самим национализмом, который по своей идеологической сути является самым настоящим врагом любого проявления «большевизма». Глядя на саму символику национал-большевизма, можно понять, что их основные принципы и эстетика «слизаны» с эстетики Германии, ибо ничего сами придумать не в состоянии.

Конкретной идеологии или идеи, кроме абстрактного «единства» или «величия», данная идея не имеет. Её создатели, не разбираясь в политических течениях, попытались соединить вместе две настолько разные противоположности, которые довольно скоро перестанут быть единым целым.

Что же такое большевизм? Большевизм – революционное политическое течение, ставящее своей задачей свержение государственного буржуазного строя, установления в государстве диктатуры пролетариата, основанной на принципах интернационализма.

Большевизм отвергает доминирование одной нации над другой, отвергает понятие «особой» нации и отвергает любое национальное угнетение. По отношению к предыдущему строю, - и романовской монархии, и временного правительства, - большевизм антипатриотичен.

Большевизм отвергает паразитирование национальных элит над остальной массой народа, действуя по принципу: «братство рабочих и никаких прочих». Данная идея отвергает и религию, и сам религиозный институт обмана и лжи, паразитирующий на сознании масс.

Русский национализм – идея об избранности русской нации, её особом пути развития, ставящая на переднюю планку – особый русский народ, от лица которого правит царь или президент. Национализм в данном случае предлагает единство всей нации: и русского рабочего, и русского капиталиста.

Две такие идеи не возможны в лице единого симбиоза. Национализм и большевизм – два антагонистических лагеря, а попытка их связать – грубейшая ошибка. Как и то, что пытаются представить лидеров большевизма как «национальных лидеров». Чушь, В.Ленин и др. большевики – интернационалисты, готовы ради идеи интернационализма, временно пожертвовать национальным. Именно в период германской интервенции в Советскую Россию, Совнарком пожертвовал национальным ради спасения всей революции в России: таков закон революции – либо революция уничтожает внутренних врагов, ни от чего не отвлекаясь, либо революция борется с внешними и с внутренними на два фронта. Именно за это «национально мыслящие» господа не любят Ильича.

Национальное перемирие – чушь, как и переосознание прошлого и противоречий между левыми и правыми. Революция – борьба прогресса с реакцией: либо побеждает революция, либо побеждает реакция и никакой неопределённости быть не может. Лицом прогресса выступили большевики (левые), а реакции – белые. Единство этих противоположностей не возможно ни в коем случае. Если первые боролись за сохранение Советской России – России без помещиков, России трудящихся, России как основы мировой революции, то вторые – олицетворение политической реакции, желающих удушение русской революции в крови, жёстких репрессий против представителей новой революционной России. Таким господам чужды революционные идеалы, которые толкают общество вперёд. Советская Россия – новая Россия, Россия прогресса и толчка вперёд, Россия нового социального строя.

Россия реакционеров – дряхлая крестьянская Россия с её отжившим религиозным мракобесием, Россия дворянства, живущая за счёт народа, Россия казаков, душащих народные выступления. Нет, это две разные России, которые не только не уживаются вместе, они будут вечно воевать, пока одна из них не победит другую.

Какое может быть переосознание прошлого? Прошлое – понятие абстрактное. Может ли быть равен угнетённый угнетателю? Могут ли подружиться раб и рабовладелец? Этого не может быть. Очень похоже на формулу «союза труда и капитала», где трудится один рабочий, за счёт которого и живёт капиталист, получая прибыль.

Так возможно ли национальное единство? Нет. Русская нация – понятие больше политическое. Безусловно, «нацболы» сейчас же окрестят автора антипатриотом, русофобом и так далее, но суть одна: единство правых и левых невозможно. Русская нация – это и русские рабочие и русские буржуа. Её раскол неизбежен не по национальной линии, а по классовой: расколтмежду трудящимся большинством и национальным меньшинством, чей союз – огромная обманка для первых. Национальное единство их мыслимо только в рамках обмана: отсюда и вытекает то, кому выгодно держать такого рода «лево-правые» союзы и идеи «национального единства», которое так выгодно эксплуатируется российской элитой. Никакого единства, никакого примирения не может быть. Да, такой союз выгоден правящей элите для своего закрепления у власти и для отвращения революции. Такой вариант «единения» не выгоден рабочим, он выгоден тем, кто их намеренно обманывает.

Синтез этих идей, пресловутое «национальное единство», которое говорит этим идеям отойти от своих идей – ещё более нелепая мысль. Единство невозможно, ибо реакция не совместима с прогрессом. Реакция исторически проиграла, в то время как прогресс – всегда шаг вперёд. Должны ли красные брататься с белыми? Ни в коем случае! И их противоборство крайне важно для самой революции: революция не может пожать руку реакции.

Революция не может стать частью реакции, иначе она перестанет быть революцией. Такие идеи братства и единение белых и красных патриотов – самая настоящая чушь. А точнее – попытка путинского режима сплотить электорат. Недаром «русский реставратор» довольно умело использует и советскую и имперскую символики…

И в одной стране, пережившей социальную революцию, не было национального «единения» революционных сторон: там правят бал лишь те, кто победил в эпоху революции. Франция не идеализирует правление Людовика XIV, трезво оценивая безысходное перед революцией положение Франции той эпохи и т.д.

Да и вообще, какое может быть единство с теми, кто под прикрытием патриотизма воевал заодно с Антантой, желая задушить революцию? Белое движение возлагало огромные надежды на помощь Антанты. Но часть белых шла дальше, приветствуя немецкую интервенцию.

Здесь речь уже идёт не только о белом офицерстве (Краснов как пример), но и ряде правительственных чиновников – Родзянко и Милюков. Само белое движение, сочетая в себе монархистов, окрасившихся в цвета республики, было антинациональным: опираясь на поддержку государств Антанты, оно вело войну с собственным народом, не желающим ни возвращения дома Романовых, ни «российской республики». А ведь в случае победы реакции – белой армии – Россию бы ждала участь очередного закабаления: многочисленные кредиты и дальнейшая зависимость от западного капитала, нищета и дальнейшая убогость. Разве можно примириться с такой несправедливостью? Белое офицерство и белое движение – противники всего революционного, противники как такового большевизма. И неудивительно, ведь многие из них потом служили в рядах СС во время войны Третьего Рейха с Советским Союзом. Тут русская реакция опять показала свою антинародную, антипатриотическую сущность. Возможен ли союз с такой идеей?

Не надо греть себя наивными идеями, что понятие «левый» и «правый» когда-нибудь сойдутся в единой идее. Само понятие «лево-правый» сшито белыми нитками, и в случае конфликтной ситуации, каждый должен будет определить, кем он является: либо конкретно правым, либо конкретно левым, ибо промежуточности быть не может.

А потому вопрос стоит так: либо ты правый, либо ты левый – без промежуточности. Либо ты за рабочих и справедливость, либо ты за буржуазию и рабство.

Источник: rabrupor.tumblr.com

 

Всё написанное в статье очень хорошо иллюстрируют события, происходящие в Украине. С одной стороны толпа фанатиков, таскающая за собой священную корову - украинскую нацию, с другой все остальные граждане Украины (русские, молдаване, поляки, венгры, румыны, русины и т.д.). Первые всеми своими действиями доказали, что верой и правдой обслуживают исключительно интересы олигархов, и даже готовы выполнять для олигархов самую грязную работу - запугивать, пытать, насиловать и убивать. Вторые же стремятся к освобождению от гнёта олигархии, которая записалась в национальные элиты, при этом оставив нетронутыми возникшие связи трудовых отношений со всеми остальными, и в этом стремлении граждане Украины разных национальностей приходят к интернационализму. Вспомните, как украинцев мирили и единили друг с другом политики и президенты все эти 23 года. «Ты люби бандеровца, а ты люби ветерана ВОВ». И что из этого вышло? Единая нация в единой стране массово убивает своих сограждан. Правда ах**нное примирение? А как мирили и единили нас большевики? «А давайте вместе на равных трудиться и обеспечивать самих себя». И как-то быстро всё закрутилось, завертелось, полетело, заработало, поехало и население росло, и люди сами братались никто ж из-под палки не заставлял, и жизнь была в радость.

Национализм (особенно патриотический) - это проститутка, грязная подстилка, которую пользуют олигархи, когда на то есть нужда. Когда же нужды нет, олигархи стремятся поголовье нации значительно проредить, чтобы не делиться с лишними ртами награбленным. Разве нет? А куда делись более 5ти миллионов украинцев, которых нигде найти не могут ни в единой стране ни за рубежом? Дык они в могиле. А что может война была? Не было её. Так почему же миллионы людей безо всякой войны отправились на тот свет? Ответ на этот вопрос я уже дал, но повторю: олигархи сокращают поголовье нации, чтобы увеличить свои прибыли за счёт сокращения расходов. Запомните! Слово «экономика» не происходит от слов приумножать, увеличивать, богатеть, оно происходит от слова «экономить». И когда в очередной раз вы услышите от олигархов или их лизоблюдов фразу: "наша экономика улучшилась", знайте, что им удалось сэкономить себе наших с вами денег, за счёт нахального грабежа или даже массового убийства нас с вами. И никто не имеет здесь особых привилегий, если он не олигарх. Под сокращение олигархи отправляют всех и не украинцев и самых отпетых патриотов. Вот такое вот оно - национальное перемирие, в котором одни захватывают монополию, не соблюдая перемирия, силой заставлять другую сторону соблюдать это перемирие. Это называется диктатура. В данном случае диктатура буржуазии. И противопоставить ей можно только диктатуру пролетариата - трудящихся. Третьего в условиях сохранения государства просто не дано. Не дайте себя обмануть красивыми сказочками про третий путь - его нет, а под этим умело маскируют путь в рабство к олигархам. Исторически это доказано много раз. Самый наглядный пример - это СССР 80ых годов. Социализм который строили объявили неправильным. Капитализм нашли не таким уж страшным, но всё-таки неприемлимым в целом. Решили поискать третий путь - социализм с человечексим лицом. Тут-то и попались! Стране нанесено поражение. Ни социализма, ни человеческого лица, только неприемлимый ранее капитализм бесчинствует в закрамах Родины и в карманах онационализировавшихся несчастных.

И Россию ждёт, тоже самое. Скоро редакция закончит и опубликует статью, в которой делает попыку объяснить почему "русский мир" ведёт к фашизму.

Нар.ком. Фрунзе

Источник:http://xd.ucoz.ua/publ/3-1-0-51