День Седьмого ноября – Красный день календаря

Алена Быстрякова

«День Седьмого ноября –
Красный день календаря.
Погляди в свое окно:
Все на улице красно!»

Эти стихи Самуила Яковлевича Маршака знал каждый советский школьник. Все советские люди – от пионера до пенсионера – знали и о событии, которому посвящались эти строки. Многие затем могли уверенно цитировать Сергея Михалкова:

«Мы видим город Петроград
В семнадцатом году:
Бежит матрос, бежит солдат,
Стреляют на ходу…
Рабочий тащит пулемет.
Сейчас он вступит в бой.
Висит плакат: «Долой господ!
Помещиков долой!»

7-8 ноября весь Советский Союз праздновал самую значительную дату, с которой, собственно, и началась история СССР – история социалистического выбора пути, побед и достижений, великих строек и великих открытий. «Красный день календаря» имел официальное название – День Великой Октябрьской социалистической революции.

ИСТОРИЧЕСКАЯ СПРАВКА: 7-8 ноября по новому стилю привязаны к реальным датам 25-26 октября 1917 года, которые и принято считать революционным переворотом. В ночь на 25-е отряды рабочих и матросов в Петрограде тихо, без единого выстрела и
кровопролития, разоружили правительственные караулы, взяли в свои руки вокзалы, телефонную и телеграфную связь, электростанцию, продовольственные склады, банк.

Утром в 10 часов было обнародовано обращение Военно-Революционного Комитета при Петроградском совете «К гражданам России!»: сообщалось, что государственная власть перешла в руки ВРК, и тем самым «дело, за которое боролся народ: немедленное предложение демократического мира, отмена помещичьей собственности на землю, рабочий контроль над производством, создание Советского Правительства – это дело обеспечено».

К гражданам России!

Временное правительство во главе с Керенским контролировало только собственную резиденцию – Зимний дворец, защищали его 1-й Петроградский женский батальон смерти, юнкеры и несколько десятков Георгиевских кавалеров – инвалидов. У Керенского не было ни людей, ни боеприпасов, ни продовольствия – министры ждали помощи с фронта. Командовали защитниками правительства всего 5 офицеров. Против них были брошены несколько тысяч матросов Балтийского флота и кронштадцев. В 18.30 Временное правительство получило от революционеров ультиматум: или немедленно отдать власть и разоружиться и, или – артобстрел из орудий Петропавловской крепости и военных судов. Однако министры решили не вступать в переговоры, а в 21.00 предпочли обратиться к народу о том, что власть может быть передана только Учредительному Собранию, а в помощь правительству с фронта прибудет отряд. В это же время прогремел холостой выстрел из Петропавловской крепости, возвещавший начало первой атаки на правительственную цитадель. Атака была отбита, однако Временное правительство потеряло защитниц – они сдались.

В 21.25 на заседание собралась Петроградская Городская Дума. Надо сказать, никакой действенной помощи это собрание в преддверии революции правительству оказать не удосужилось, узнав же о грядущем артобстреле дворца, депутаты решили отправить гонцов на крейсер «Аврора», в большевистский штаб в Смольный и непосредственно в Зимний. Гонцы вернулись ни с чем – их просто не пропустили патрули. После полуторачасового обсуждения ситуации было проголосовано всем идти в Зимний дворец, чтобы разделить судьбу правительства. Запели «Марсельезу» и пошли, обрастая немногочисленными сочувствующими, но дошли только до Казанской площади. Снова нарвались на патруль. Самые смелые были готовы принять смерть от рук восставших, но те отказались стрелять в безоружных людей и пообещали наподдавать прикладами. Наиболее раздраженный матрос пригрозил и выстрелить, если понадобится. «Идущие на смерть» политики возмутились угрозами «применения грубой силы», посчитали, что негоже проливать свою кровь и призвали друг друга «вернуться в Думу и заняться обсуждением наилучших путей спасения страны и революции!» Очевидцем этих событий стал американский журналист, социалист, автор знаменитой книги «Десять дней, которые потрясли мир» Джон Рид.

В 23 часа начался артобстрел, подкрепляющий вторую волну штурма. Звучит и холостой выстрел крейсера «Аврора» – как устрашение.


Крейсер «Аврора»

Большевики проникают в резиденцию правительства без всякого труда: дворец, оказалось, охраняется только со стороны фасада, а задние двери не заперты.

26 октября 2017 года в 2.10 ночи члены Временного правительства арестованы командиром восставших матросов и солдатом – Владимиром Овсеенко (клички – Антонов, Штык, Никита), уроженцем Чернигова.


Штурм Зимнего дворца

О потерях во время штурма Зимнего известно мало: источники рассказывают о гибели 7 человек.

Александр Керенский, председатель Временного правительства, фактически сам предопределил победу большевиков. Он, опасаясь угрозы потери власти, не допустил установления военной диктатуры, объявил мятежником Верховного главнокомандующего, генерала Корнилова, которого не терпел лично. Лавр Корнилов отказал председателю остановить войска, которые шли на Петроград по приказу Временного правительства и несли на своих штыках, как полагал Керенский, гибель его личной власти. Будучи человеком крайне тщеславным, Александр Федорович, в первую очередь, думал о себе и совершенно не думал об угрозе народной революции, которую в зародыше могли бы раздавить Корнилов с Деникиным еще в августе-сентябре 1917-го. Однако генералы были арестованы как мятежники, Керенский же взял себе освободившуюся должность главнокомандующего, но ничего не предпринял даже для защиты Зимнего, кроме прошения о помощи, направленного в Ставку ночью 25 октября, когда уже было поздно останавливать восстание. Из-за предательства Керенским генерала Корнилова защищать Временное правительство отказались казаки, которых министры спешно вызвали для обороны Зимнего дворца. Фактически, Керенский, понимая неизбежность восстания, своими руками зажег зеленый свет для большевиков: он воспрепятствовал попытке Корнилова установить военную диктатуру и оставил Зимний без солдат, офицеров, без боеприпасов и продуктов – власть защищали «бабы с ружьями», инвалиды и желторотые юнкера.


«Бегство Керенского». Автор: Шегаль Г.

Сбежал из дворца председатель на захваченном его адъютантами американском автомобиле под американским флагом, а народная молва приукрасила это эпизод историей с переодеванием Керенского в женское платье. И никто не усомнился. Попытался силами донских казаков под руководством генерала Краснова восстановить власть Временного правительства в Петрограде, но казаки не выказывали горячего желания воевать за Керенского, поход продлился пять дней и закончился неудачей. Экс-председатель снова бежал, теперь уже нарядившись матросом. Подался было в расположение воинских частей в Новочеркасск, но армия ненавидела Керенского, и его не стали слушать. В 1918 году бывший глава государства сбежал в Лондон, затем – в Париж, после – в США. В 1968 году подавал прошение о том, чтобы приехать в Советский Союз. Прожил 89 лет.

7 ноября (25 октября) победители легализовали власть через проведение в 22.40 II Всероссийского съезда Советов рабочих и солдатских депутатов, где большевики и левые эсеры получили большинство. На следующий день Съезд принял эпохальные декреты: «Декрет о мире» и «Декрет о земле». 9 ноября был введен 8-часовой рабочий день.


Совет Народных Комиссаров. Слева направо: И.З. Штейнберг, И.И. Скворцов-Степанов, Б.Д. Камков, В.Д. Бонч-Бруевич, В.Е. Трутовский, А.Г. Шляпников, П.П. Прошьян, В.И. Ленин, И.В. Сталин, А.М. Коллонтай, П.Е. Дыбенко, Е.К. Кокшарова, Н.И. Подвойский, Н.П. Горбунов, В.И. Невский, А.В. Шотман, Г.В. Чичерин. Декабрь 1917 г. – январь 1918 г.


                            Декрет о мире                                         Декрет о земле

Так и закрепилось в памяти людей: День 7 ноября – «красный день календаря». Была в советское время традиция – ежегодно в этот ноябрьский день ходить на демонстрации трудящихся. 7 и 8 ноября объявлялись выходными. В ясную или дождливую погоду День Великой Октябрьской социалистической революции всегда переполняли яркие впечатления.

Впервые годовщину Революции отмечали 7 ноября 1918 года. В честь этой торжественной даты в Кремле Владимир Ленин лично открыл мемориальную доску над братскими могилами революционеров.


Демонстрация в честь 1-й годовщины Великой Октябрьской социалистической революции в Москве. 1918 год

7 ноября 1919 года состоялся первый парад Рабоче-крестьянской Красной Армии (РККА) в честь Октябрьской революции.

При правлении Сталина установились праздничные каноны: демонстрации трудящихся, приветствия вождей на трибунах Мавзолея, военные парады и демонстрация техники. Самый главный советский праздник отмечали с размахом.

Показательным в этом плане стал легендарный военный парад на Красной площади 7 ноября 1941 года, в переломный момент Великой Отечественной войны, когда речь шла о судьбе Москвы.


Москва. Красная площадь. 7 ноября 1941 года. С Парада на фронт
(Снимок сделан: 7 ноября 1941 г. Автор: Самарий Гурарий Источник: Фотохроника ТАСС)

Враг стоял у стен столицы СССР. Более того, Гитлер планировал именно в дату Великой Октябрьской Революции провести военный парад на Красной площади, после захвата Москвы. Немецкая авиация имела возможность нанести удары по Красной площади. Поэтому, несмотря на облачность и снегопад, в небо были подняты 550 истребителей. Ночью, 7 ноября, была снята маскировка с кремлевских звезд и Мавзолея, по приказу Сталина звезды были зажжены.

В октябрьском параде участвовали 28,5 тысяч военнослужащих и добровольцев. О времени проведения парада командирам воинских подразделений сообщили в 23.00 6 ноября, а приглашенным на Красную площадь представителям рабочих коллективов – 7 ноября в 5 часов утра. За день до парада на станции метро «Маяковская» прошло торжественное заседание Моссовета. Парад начинается в 8 часов 7 ноября, принимает его маршал Буденный, произносит поздравительную речь Сталин. Осажденная Москва воочию видит мощь армии и уверенность руководителей государства в победе, внемлет Сталину и осознает, что слухи о бегстве Политбюро и отчаянном положении столицы – это только слухи, что столица выстоит, что враг будет разбит под Москвой. Сталин в обстановке особой секретности сумел провести блестящую военно-психологическую операцию, перевернувшую сознание людей, укрепившую боевой дух армии и возвратившую людям веру в то, что высшее руководство СССР остается с народом и готовит разгром гитлеровских войск под Москвой из самого сердца Советского Союза.


Руководители Советского государства во главе со Сталиным на трибуне Мавзолея. 7 ноября 1941 года

Слова Сталина, произнесенные им 7 ноября 1941 года, имели огромное значение и для воинских подразделений, чеканивших шаг по Красной площади, а после парада отправлявшихся на передовую, и для москвичей, и для всего населения СССР. Сталин назвал войну освободительной, дал высокую оценку боевым качествам Красной Армии и флота, остро и едко отозвался о «хваленых немецких войсках» и о самой Германии, которая «должна лопнуть под тяжестью своих преступлений». Крылатые слова Сталина – «Смерть немецким оккупантам!» – стали главным лозунгом Великой Отечественной войны и с 11 декабря 1941 года по специальной директиве ни одно печатное издание – будь то газета, книга, брошюра или листовка – не печатается без этих трех заглавных слов, сменивших мирный лозунг страны Советов «Пролетарии всех стран, соединяйтесь!».


Москва. Красная площадь. 7 ноября 1941 года. С Парада – на фронт

Без всякого преувеличения можно сказать, что парад 7 ноября 1941 года стал предтечей парада Победы 24 июня 1945 года. Блицкриг, спланированный Гитлером и стремительно развивавшийся с конца июня до ноября 1941 года, задохнулся под Москвой, и в огромной степени этому способствовал парад на Красной площади, знаменующий великую дату для Советского Союза, ценности и достижения СССР.

Для справки: В 1942 году главную награду американских кинематографистов – Оскар – получает фильм «Разгром немецких войск под Москвой», частью которого стали кадры с военного парада 7 ноября 1941 года и праздничная речь Сталина.

Уже после войны в СССР ежегодно проходили праздничные демонстрации, посвященные годовщинам Октябрьской революции. Массовые шествия позволяли сплотить людей. Ведь для полноты ощущения счастья человеку важно чувствовать себя частью великого единого целого. Этим целым был советский народ, могучая непобедимая страна. Поэтому ощущение праздника царило повсюду. В каждом городе и райцентре участники многолюдных процессий со знаменами, плакатами и транспарантами заполоняли улицы, на домах трепетали красные флаги.


Праздничная манифестация в Москве в честь Великого Октября. 60-е годы

Первыми в праздничных колоннах традиционно шли те, кто с честью нес трудовую вахту, – герои и ударники труда. По площадям весело ступали праздничные колонны школьников, студентов, спортсменов.

Обязательными были атрибуты праздника: автомобили, украшенные лозунгами (проехаться на таком грузовичке мечтал каждый ребенок!), знамена и портреты вождей, флажки и воздушные шары. Звучали песни о том, что «юный Октябрь впереди», о комсомольцах и советской стране.

Поток людей неизменно проходил мимо трибуны, где находилось руководство города, приветствуя каждую колонну. Через громкоговорители освещался ход демонстрации, говорилось о достижениях конкретных предприятий и организаций, назывались имена героев труда, людей, достижениями и успехами прославивших район, город, страну в целом. «Ура-а!» - раскатисто кричали демонстранты.


Члены Политбюро ЦК КПСС на трибуне Мавзолея Ленина во время праздничного шествия трудящихся

Дух праздника не могли испортить ни погода, ни неурядицы. Позже демонстрации дополнились еще одним запоминающимся обязательным атрибутом – вождей поздравляли с праздником дети с цветами. Это было и красиво, и трогательно.

Лозунги на транспарантах и растяжках славили Великий Октябрь: «Да здравствует Великая Октябрьская Социалистическая революция!», «Слава Великому Октябрю!», «Планы партии – планы народа!», «Ударный труд – залог мира!», «Слава ленинскому комсомолу!», «Да здравствует марксизм-ленинизм!». «Слава Октябрю!» было написано на алых кумачах, которые несли пионеры и комсомольцы, рабочие, служащие, медики, учителя.

По телевизору обязательно транслировали военный парад на Красной площади в Москве, выпуски новостей рассказывали о том, как проходят демонстрации в столицах областей. 7 ноября транслировались фильмы о революции, обязательно были праздничные концерты с участием военных хоров и любимых народом артистов.

Практически в каждом советском семейном фотоальбоме хранятся фотографии с ежегодных праздничных демонстраций. Ведь раньше ни мыльниц, ни цифровиков не было. И как раз в эти праздничные дни фотографы делали снимки для всех желающих.

Обязательным было и праздничное застолье 7 ноября. Столы ломились от всяких вкусностей, приготовленных дома и припасенных заранее. После ноябрьских шествий было принято вместе с родственниками, коллегами и соседями посидеть за щедро накрытым праздничным столом, обменяться впечатлениями о демонстрации, спеть и повеселиться в хорошей дружной компании.

«Это был всеобщий праздник, – рассказывает бывшая учительница Людмила Ивановна. – Раньше государственных праздников было не так много. Новый год, 8 Марта, к примеру, отмечали по-семейному. А 7 ноября и 1 мая были всеобщими праздниками. Мы ждали их. С утра собирались коллективом, бывает, придем пораньше. Пока шеренги строятся, слегка «накатим», выпьем по рюмочке и идем строиться в колонны со знаменами, транспарантами. Когда шли мимо трибун, подхватывали лозунги. Ну, например, «Да здравствует Великая Октябрьская Социалистическая революция!» Мы – громким эхом – «Ура-а-а!»… И такой подъем, воодушевление были, радость всеобщая.

Этот день много значил для нас. Мы бы совсем по-другому жили, если б не Октябрьская революция, не власть пролетариата. Разве бы мы получили образование, выбились в люди? Оставались бы на положении рабов».

«Я ходил на демонстрации с работы в отгулы, – вспоминает бывший аппаратчик Иван Михайлович. – Да, пафос был, но впечатление оставались хорошими, – встретишь коллег и знакомых, попоем, посмеемся. Нам было весело на демонстрациях. Не покидало ощущение сплоченности, солидарности со всеми тружениками. Мы чувствовали гордость от того, что живем в сильной и справедливой стране, честно трудимся и были уверены в прекрасном будущем СССР».

7 ноября и сейчас для многих людей остается «красным днем» – праздником, поводом собраться за столом. Как День Великой Октябрьской революции, он празднуется в Белоруссии, до 2005 года Российская Федерация праздновала 7 ноября День воинской славы в честь парада 1941 года, с 1996-го праздник носит название «День согласия и примирения».


Киев. 7 ноября 2011 года

Украина официально не празднует годовщину Октября. Однако, несмотря на новые названия этой даты или попытки стереть ее из истории государства после распада СССР, для человеческой памяти и глобальной истории дни 7-8 ноября (24-25 октября) были, есть и останутся днями, перевернувшими мир: значение октябрьского вооруженного переворота, который по праву назван Великой Социалистической революцией, невозможно умалить или представить современникам, как стихийную заварушку большевиков, случайно добившихся успеха. Революция, начавшаяся в феврале 1917-го и получившая горький опыт поражения в июле того же года, была ожидаема и неизбежна в октябре. Большевики хорошо спланировали и прекрасно осуществили операцию по передаче власти в руки рабоче-крестьянских Советов. Получив меньшинство в думах Москвы и Питера по партийным спискам, они сумели стать реальной силой, не подчиняясь указаниям большинства, вооружили народ, создали сплоченное боевое ядро, заручились поддержкой армии, крестьянства и рабочих – и одержали победу! Эта победа не могла не случиться, – исторически сложилось так, что главные цели большевиков отвечали чаяниям большинства населения России. А победив, революционеры в самые первые дни после захвата Зимнего, сразу же выполнили данные народу главные обещания – мир, землю, рабочий контроль. Жаль, что мы этого не умели оценить и сберечь. Придется все начинать сначала...

«Октябрь! Навеки свергли власть
Буржуев и дворян.
Так в Октябре мечта сбылась
Рабочих и крестьян».