Экономическое покушение на человека – или «белый геноцид»

Вазген АВАГЯН

Главный редактор «Эха Москвы» Алексей Венедиктов как-то сказал насмешливо: «В сознании Путина война идет. Он человек своей прослойки, офицер КГБ эпохи позднего Брежнева, он уверен, что все хотят нас схарчить, и для него холодная война не заканчивалась никогда». А с точки зрения Венедиктова нас никто не хочет схарчить…
У меня есть ответ для всех венедиктовых. И это ответ экономиста.
Нас могут не хотеть схарчить только в одном случае: если всё, чем мы владеем, ничего не стоит.
Как только мы предполагаем ценность у какого-то своего имущества – мы автоматически предполагаем и покушение на него. Причём речь идёт не только о набивших оскомину нефти и газе, месторождениях, золотых приисках… Речь идёт абсолютно обо всём, что имеет хоть какую-то цену. Обо всём, что не совсем бесплатно.
Если вы съели бутербродик – вы купили колбасу и хлеб. Если вы их купили – стало быть, имели деньги на покупку. Но вы же не сами напечатали эти деньги. Вам их кто-то дал. Как вы думаете, если бы он вам их не дал – он стал бы богаче?
Поэтому всё, что имеет цену – имеет и привлекательность для воровского покушения. Воруют ведь не только бриллианты! Воруют – если плохо охранять – даже хлеб или овощи.
Опавшую листву не воруют – бери, сколько тебе нужно, она ничья и ничего не стоит… А вот уже булочка или булавка – имеет цену. Территории, месторождения нефти – конечно, пытаются отнять в первую очередь. Но ими дело не заканчивается.
Пора уже понять (поглядев, например, на живые скелеты африканских или азиатских голодающих) – что у слабого воровать будут всё до последних штанов, до последней сухой корочки.
Всё просто и очевидно: олигархи Порошенко или Плахотнюк, терроризирующие целые народы – это мобилизованная геополитическим противником России преступность, разросшаяся до невероятных размеров (как крошка-кальмар, если хорошо питается – вырастает в 14-метрового монстра)...
Когда-то молодой Петя Порошенко (или господин Плахотнюк, или Ходорковский, любой из этой публики) вступил на дорогу криминала, стал вором. С годами росла и его банда, и украденное этой бандой. Вначале они воровали, как обычные уголовники, потом стали воровать заводами, фабриками, портами, пароходами.
Потом поднялись на уровень хищения целых городов и областей. Начали воровать отраслями народного хозяйства. В итоге банда Пети Порошенко украла целую страну – самую большую в Европе!

Этот путь юноши-бандита, с которого, кстати говоря, после определённого момента уже и не свернуть (или вперёд, или замочат) – настолько очевиден и однозначен, что тут не о чем и спорить. Олигархи – прежде всего воры и бандиты. Сначала они стали ворами и бандитами, а уже потом получили все остальные должности.
И вся постсоветская история – всего лишь разросшийся до национальных масштабов криминал, когда крёстные отцы мафий вышли из теневых сфер «наркотики-оружие-бордели» и захватили всё, что можно захватить.
Поспорьте со мной – как иначе можно трактовать постсоветскую историю? Кем, с точки зрения Уголовного Кодекса, может быть человек, за год из ничего сделавший миллиарды долларов?

Если у человека нет денег на мазут или дрова – это не значит, что человек не работал или не служил. Это значит, что на человека система не выделила топлива. Кстати и наоборот: если топливо на человека выделено, это вовсе не значит, что он работал или служил. Блага выдают по списку, а не за усердие.
Если у человека нет денег на хлеб – значит, что на него система не выделила хлеба. Заниматься демагогией в стиле либеральных экономистов – мол, «он работать не хотел, потому и…» не надо. Поголодайте хотя бы полгода, и вы в полной мере осознаете, на что готов голодный человек, лишь бы заработать себе пищу. Усердия к труду у него всегда через край. Вот только в списках раздачи он не значится…
Геноциды бывают разные. Тот, о котором мы говорим – «белый». Он не связан с механическим уничтожением тел. Он строится на срыве совокупности действий, необходимых для выживания.
Например где-то в Африке вымирает племя. Чтобы оно не вымерло, нужно доставить караван с хлебом. Караван есть в наличии, дорога известна. Однако караван не дошёл… И причин может быть несколько:
1) Караван задержали приказом руководства.
2) Караван «потерялся» в силу разгильдяйства и преступной халатности.
3) Хлеб из каравана кому-то выгодно продали, не желая тратить на «бесплатных» негров.
4) Совокупность и взаимосвязь вышеуказанных причин.
Всё дело в том, что жизнь, в отличие от смерти – чертовски требовательная штука. Выживание можно назвать наукой. Или искусством. На выживание работает очень сложная система – в которой достаточно выдернуть одно звено, чтобы она сломалась.
Правда жизни в том, что нельзя выжить «просто так». Бездумно, беззаботно шарахаясь в поисках сиюминутных удовольствий и хихикая – и при этом не будучи никем сожранным или зарезанным.
Величайшая ошибка миллионов людей – попытка «просто жить», не думая о больших системах и их взаимодействиях. Геноцид порождается не только ненавистью, он может иметь исключительно экономические причины. Хлеб голодавшим не довезли – потому что по пути нашли покупателей повыгоднее… Где тут ненависть? Тут коммерция…
Одна из самых распространённых причин современных «белых геноцидов» – таких как ельцинский в РФ или тер-петросмановский в Армении – это перевод чужого выживания в собственную прибыль. Грубо говоря – городу нужно мазут для котельных, а его продали за доллары. Город вымерз – а кто-то стал миллионером. Вообще если на человека не тратить – получается огромная экономия у того, кто не тратит.
Человек – затратная величина. Сокращая человека с предприятия, хозяин преследует цель экономии средств предприятия. Сокращая человека из жизни, можно экономить средства в более широком смысле. Например повышенная смертность пенсионеров экономит средства Пенсионному фонду и госбюджету. Их можно загнать в частные банки, в оффшоры и т.п. А если пенсию раздать по рукам – то всё, уплыли денежки…
Когда Ельцин лёг под Америку – это и всплыло. Что мы Америке не нужны. Какие-то ключевые фигуры подкармливали долларами, а основную массу пустили на убой. Нет человека – нет и суммы связанных с ним ресурсных затрат. Не нужно ему обеспечивать питание, отопление и т.п.

Когда у директора завода появляется возможность украсть зарплату вместо того, чтобы раздать её людям – это сильный соблазн. К тому же в такой ситуации подлый быстро богатеет, а благородный – оказывается неконкурентоспособным, выбывает из игры.
Зарплату можно украсть целиком, как в 90-е было сплошь и рядом. А можно украсть большую её часть, как практикуется сегодня – и при этом какой-то мизер кинуть работающим, «чтобы не сдохли». Это всё звенья одной цепи – сверхвозможности у начальства и недостаток внимания системы (её вождя) к рядовым землякам.
Возможность не платить зарплату или платить сверхмалую зарплату, возможность украсть и продать мазут для целого города, заморозив город – лечится только карательными мерами со стороны верховного правителя. Проповедь тут хорошее подспорье, но только вспомогательное…
А нам будут рассказывать, что нас никто не желает схарчить! Да ведь борьба народов за выживание – лишь увеличительная линза борьбы всех живых существ за выживание, за вытеснение конкурента по обладанию земными ресурсами и благами!