Федеральный резерв и Дональд Трамп – кто в доме хозяин?

Валентин КАТАСОНОВ

ФРС для Трампа – «намного большая проблема, чем Китай»

19 декабря 2018 года Комитет по операциям на открытом рынке ФРС принял решение о повышении ключевой ставки на четверть процентных пункта – до 2,25-2,50 %. На таком высоком уровне ключевая ставка была последний раз более десяти лет назад. Когда американская экономика стала вползать в финансовый кризис, то ключевая ставка в начале 2008 года резко была опущена с 4,25% до 0-0,25% и на этом почти нулевом уровне находилась до конца 2015 года, когда впервые была повышена на четверть процентных пункта. Сейчас на протяжении трёх лет мы наблюдаем осторожное, но последовательное повышение ключевой ставки.

Обсуждение ключевой ставки ФРС обычно ведется в экономическом контексте, но последнее повышение ставки заставляет задуматься о политическом аспекте проблемы. А именно о взаимоотношениях президента США и ФРС.

105 лет тому назад, 23 декабря 1913 года, был принят закон о ФРС, который предусматривал создание института, призванного осуществлять денежную эмиссию в масштабах страны и поддерживать стабильность доллара. Федеральный резерв был задуман как частная корпорация закрытого типа. На момент создания ФРС основными её акционерами были Ротшильды, Морганы, Рокфеллеры, Варбурги, Леманы, Куны, Лебы, Шифы. Фактически под вывеской ФРС скрывался Центробанк США. Отцы-основатели Соединённых Штатов и их последователи сами хотели управлять страной, понимая, что, если позволят возникнуть Центробанку, он у них эту власть отнимет. Они хорошо помнили слова Ротшильда: «Дайте мне возможность печатать деньги, и мне наплевать, кто и какие законы пишет».

Томас Джефферсон говорил: «Если американский народ когда-либо позволит банкам контролировать эмиссию своей валюты, то вначале посредством инфляции, а затем – дефляции, банки и корпорации, которые возникнут вокруг них, лишат людей всего имущества, а их дети окажутся беспризорными на континенте, которым завладели их отцы. Право выпускать деньги должно быть отнято у банков и возвращено конгрессу и народу, которому оно принадлежит. Я искренне полагаю, что банковские институты более опасны для свободы, нежели регулярные армии».

Поясню эти слова. Они были сказаны в период, когда действовал Первый банк Соединённых Штатов, ставший первой попыткой европейских банкиров учредить в получивших независимость Североамериканских Штатах свой Центробанк. Джефферсон и его единомышленники добились отзыва лицензии у Первого банка в 1811 году, но настойчивые попытки банкиров в конце концов увенчались успехом. 23 декабря 1913 года был принят закон о ФРС, и в тот же день он был подписан президентом Вудро Вильсоном. Много лет спустя, уже покинув Белый дом, В. Вильсон осознал, что он натворил. Он писал: «Я самый несчастный человек. Не понимая, что делаю, я разрушил свою страну. Самая мощная индустриальная держава находится под властью ее долгов. Все долги стекаются в один общий. Национальный рост и все, что мы делаем, находится в руках нескольких человек. Мы оказались самым безвольным, самым подвластным и подконтрольным правительством в цивилизованном мире. Мы больше не правительство народной воли, не правительство, избранное большинством, но правительство под властью небольшой кучки людей». Однако прозрение пришло слишком поздно. Сегодня центральные банки становятся первой властью, отодвигая власть президентов, парламентов, правительств на второй план.

Ещё в 2016 году будущий президент Дональд Трамп несколько раз позволил себе критические замечания в адрес ФРС США. Он был недоволен, что тогдашний председатель ФРС США Джанет Йеллен тянет с повышением ключевой ставки. Он уличил даму в том, что она подыгрывает демократам, и в частности Бараку Обаме. Мол, Обаме легче решать экономические проблемы в стране при низкой ключевой ставке, делающей деньги почти бесплатными, но такая либеральная денежная политика ведёт к накоплению проблем в экономике.

Однако, придя в Белый дом, Дональд Трамп немедленно увольнять Джанет Йеллен не стал. Она досидела в своём кресле председателя ФРС США до начала 2018 года. В феврале её место занял Джером Пауэлл, ранее член совета управляющих ФРС. Дональду Трампу повышение ключевой ставки теперь уже было не нужно, оно лишь затрудняло оживление экономики, особенно реального сектора. Трамп внятно довёл свои пожелания, касающиеся ключевой ставки, до нового председателя ФРС.

Однако Джером Пауэлл не очень-то прислушался к президенту. В отношениях между Трампом и Пауэллом началось охлаждение. В интервью телеканалу Fox Business 10 октября Трамп заявил о «сумасшествии» Федерального резерва: «У меня есть вопросы к Федрезерву. Они сорвались с цепи. Я не знаю, почему они… повышают процентные ставки… Федрезерв сходит с ума, для повышения ставок нет никаких причин».

16 октября в очередном интервью Fox Business Трамп назвал ФРС, которая обрела «слишком большую независимость», своей «самой серьёзной угрозой». 23 октября в интервью Wall Street Journal Трамп впервые заявил, что «жалеет» о назначении Джерома Пауэлла председателем ФРС. 20 ноября президент назвал ФРС «самой большой проблемой из всех проблем», отметив падение фондового рынка США. По его словам, действия ФРС «привели к проблемам для акций IT-компаний». 26 ноября в интервью Wall Street Journal Трамп заявил, что «ФРС стала намного большей проблемой, чем Китай».

А 19 декабря вопреки всем увещеваниям Трампа состоялось четвёртое за 2018 год повышение ключевой ставки. Трамп этого категорически не хотел. Он сделал ряд заявлений о том, что ФРС своей политикой подрывает его усилия по стимулированию экономики. Так, налоговая реформа, по оценкам, высказанным Трампом, дала бизнесу дополнительные деньги в объёме 1,5 трлн. долл., а повышение ставки может «съесть» всё это и ускорения экономического развития страны не будет. 17 декабря Трамп написал в Twitter: «Невероятно, что при таком сильном долларе и фактически нулевой инфляции, когда мир вокруг рушится, Париж пылает, а Китай падает – с чего вдруг ФРС вообще рассматривает еще одно повышение ставок». Чувствовалось, что президент нервничает.

Накануне заседания Комитета по операциям на открытом рынке ФРС 19 декабря Трамп в очередной раз призвал Федрезерв не повышать ставку. «Я надеюсь, что люди в ФРС прочитают сегодняшнюю редакционную статью в Wall Street Journal перед тем, как они сделают ещё одну ошибку», – написал президент США в Twitter. В упомянутой статье The Wall Street Journal Федеральному резерву рекомендовалось взять «благоразумную паузу в процессе повышения ставок».

Однако Джером Пауэлл проигнорировал просьбу президента. Более того, на пресс-конференции по итогам заседания Комитета по операциям на открытом рынке председатель ФРС подлил масла в огонь, сообщив, что Федерезерв продолжит распродажу бумаг из своего портфеля, начатую в конце прошлого года, и будет продавать бумаги по 50 млрд. долл. ежемесячно. Трамп прореагировал очередной записью в Twitter: «Прекрати это дело с 50 млрд. Почувствуй рынок, не занимайся просто бессмысленными цифрами». Интересная форма отношений между президентом США и председателем ФРС!

Формально Джером Пауэлл имел основания для повышения ключевой ставки. Макроэкономические показатели (темпы прироста ВВП, уровень инфляции, безработица) в пределах допустимого. Однако Федеральному резерву следовало бы посмотреть, что происходит на финансовых рынках, а там ситуация тухлая. Падение индексов на фондовых площадках в декабре 2018 года такое, какое последний раз наблюдалось в 1931 году! Судя по всему, 2018 год будет худшим для фондового рынка США с 2008 года.

У Трампа есть причины нервничать. Волна кризиса может его смыть. Вспомним события почти 90-летней давности. В октябре 1929 года началась паника на Нью-йоркской фондовой бирже, которая переросла в масштабный экономический кризис, а тот – в фазу затяжной депрессии, продолжавшейся до начала Второй мировой войны. Президентом США в 1929 году был республиканец Герберт Гувер, собиравшийся идти на выборы 1932 года. На эти выборы он действительно пошёл, но потерпел сокрушительное поражение от демократа Франклина Рузвельта. Вот и Трамп, планирующий идти на следующие выборы, опасается, что разделит участь Гувера.

Историки и экономисты всё больше сходятся во мнении, что биржевая паника 1929 года и последующий кризис были спровоцированы Федеральным резервом. Об этом пишет, в частности, Уильям Ф. Энгдаль в книге «Невидимая рука… банков» (М., 2017). И сейчас тоже есть ощущение, что Федеральный резерв сознательно провоцирует кризис. В конце концов, кризисы – тоже бизнес, причем очень большой: банки, приближенные к печатному станку, скупают активы обанкротившихся компаний по смешным ценам. Заодно кризисы становятся инструментом большой политики.

Перспективы выглядят ещё более зловещими, если выйти за пределы США. Глава Европейского центрального банка (ЕЦБ) Марио Драги заявил, что в следующем году ЕЦБ больше не будет заниматься скупкой ценных бумаг. Участники финансовых рынков опасаются, как бы ЕЦБ не пошёл по стопам ФРС и не начал расчистку своего баланса путём продаж накопленных бумаг.

У некоторых экспертов есть подозрение, что ФРС США совместно с другими ключевыми центробанками готовит грандиозный кризис мирового масштаба.

P.S. 22 декабря агентство Bloomberg сообщило новость: «после последнего повышения ключевой ставки» президент США Дональд Трамп рассматривает возможность отставки председателя ФРС Джерома Пауэлла. 

1 Комментарий

Дожми их Дональд, дожми!!!