"Государство-наркобаза" и питерские чекисты. Детектив.

Олег НАСОБИН

Вся эта история с четырьмя центнерами кокаина в дип. почте РФ подается несчастному лохторату как героизм то ли "консула", то ли "посла", каковой все заметил и организовал коварную слежку.

Эта версия не выдерживает никакой критики.

Скорее это похоже на сорванную спецоперацию, по выявлению дистрибюторской сети в Европе.

1. Такие партии кокса на складах "годами" не лежат. Объяснение про "был перец да уволился" - это натягивание ежа на глобус.

2. РФ очевидно лишь транзит, и кокс шел в Европу.

3. Видимо, поставка отслеживалась профессионалами, но в рамках "кооперации" о слежке стало известно российским "партнерам" и они предпочли спалить партию, но не выдать Сеть.

Такое уже бывало:

21 февраля 1993 г. на таможенном посту «Торфяновка» под Выборгом был задержан грузовик, следовавший из Финляндии в Петербург. Официально он вез мясные консервы фирмы «Blony», произведенные в Колумбии. На банках было написано «Мясо с картошкой». Однако проверка груза показала, что вместо тушенки в банках был кокаин, упакованный в полиэтиленовые пакеты. Дополнительно тара была обработана уксусом, чтоб сбить с толку собак.

Кокаина в грузе было 1092 килограмма (!), т.е. тонна с гаком. Новость облетела все СМИ, в т.ч. зарубежные. Тогдашний начальник УФСБ Петербурга и Виктор Черкесов сделал заявление для прессы: мол, задержана невиданная для России партия кокаина, и всё благодаря бдительности чекистов, таможенников и т.п.

На самом деле никакой заслуги Черкесова и выборгской таможни в перехвате тонны кокаина не было. Более того, Черкесов и ФСБ всё испортили, причем намеренно. Поставка была контролируемой, Интерпол вел её еще из Южной Америки.

Кокаин был произведен картелем «Кали». В Колумбии его погрузили на судно «Nedloyd Cement» и отправили в Гётеборг (Швеция). Там «тушенку» перегрузили на другой корабль («Bore Sea») и перевезли в порт Котка (Финляндия). Дальше автотранспортом груз был отправлен в Россию.

Все эти перемещения шли под контролем Интерпола. Россия не была конечной точкой маршрута, груз шел в Антверпен (Бельгия). Там в Бельгии или в соседней Голландии (полиция это точно не знала) был где-то распределительный центр наркомафии. Там принимали кокаин оптом, делили на мелкие партии, и он растекался по всей Европе.

Петербург в этой схеме перевозок наркоты был перевалочным пунктом, но весьма важным. «Тушенка» должна была прийти на питерский таможенный терминал «Евродонат», где все сопроводительные документы планировалось подменить: поставщика, страну происхождения, чтоб никаких следов Колумбии. После чего перегрузить товар на другую фуру и отправить в Европу.

Груз вели давно и специально нигде не задерживали. Интерпол хотел проследить весь маршрут, включая и русский участок. Это называлось операция «Акапулько». Задержать кокаин собирались в самом конце маршрута, выявив всех участников наркоторговли. Однако операцию неожиданно, вопреки указаниям Интерпола, прервал Черкесов и питерские чекисты.

В итоге операция «Акапулько» имела ограниченный эффект. Кокаин изъяли, был арестован десяток подозреваемых в Европе и в Израиле, но большие куски наркотранзита остались не тронуты. Так и не удалось посадить тех, кто ждал груз в Бельгии и тех, кому шел товар в Петербург (они продолжили заниматься контрабандой и далее).

Более того, раз уж изъяли кокаин – его должны были уничтожить на месте. Но его вывезли на склад ФСБ в Петербург, он пролежал там два года (!) и потом куда-то пропал."