Искривление реальности. Часть 1

Роман Василишин

Некоторое время назад, еще когда процессы на майдане не набрали необратимой инерции, мы совместно с Компартией дали старт одному просветительскому проекту, который вылился в издание бюллетеня «Пульс». Выходил он исключительно на бумаге, и целью его было – в доступной форме познакомить как можно более широкие круги читателей с азами экономических знаний, и дать им максимально полные сведения о реальном положении дел в народном хозяйстве Украины. Я принимал участие в этой работе в качестве научного руководителя.

В результате родилась концептуально завершенная серия взаимосвязанных научно-популярных статей, которые еще не публиковались в Сети. С появлением у нас новой информационной площадки мы этот пробел постараемся ликвидировать.

Первой публикуется статья «Искривление реальности» в трех частях.

 

Часть первая

 

Чем отличается «экономикс» от народного хозяйства

 

Мы начинаем публикацию серии статей. Где в самой доступной и популярной форме расскажем читателям нашего сайта об основах современных экономических знаний и, конкретно, о реальном состоянии дел в экономике Украины.

Кроме того:

Во-первых, этот цикл статей, если выражаться еще точнее, – не совсем про экономику. Мы поведаем читателям про хозяйственную деятельность нашего народа. А это не одно и то же, что традиционно вкладывается в понятие «экономика».

Во-вторых, мы хозяйственную деятельность народа будем рассматривать сквозь призму смысла этой самой деятельности, не отворачивая стыдливо глаз, когда услышим резонный вопрос: «А с какой целью десятки миллионов украинских граждан вкалывают на своих рабочих местах? Чего они своим трудом пытаются добиться, и насколько их цели являются разумными и достижимыми?»

Ну и наконец, в-третьих, описывая хозяйственную деятельность украинских граждан, мы будем делать это вместе с описанием социальной жизни общества, непосредственно отражающей и уровень нашего развития, и качество жизни граждан. Именно состояние социальности, как ничто иное четко указывает нам на наши невеселые перспективы. Ведь жизнь человека бессмысленна без того, чтобы в результате своих трудовых усилий он мог удовлетворить, кроме потребностей низшего порядка (в еде, крыше над головой, продолжении рода и безопасности), еще и культурные запросы высших уровней в сферах здравоохранения и активного долголетия, образования и культуры, духовной и профессиональной самореализации, а также добиться общественного признания.

Ведь никто не станет спорить с тем, что общество нельзя назвать организованным разумно, если с одной стороны вы имеете возможность зарабатывать неограниченно и удовлетворять свои потребности даже в предметах роскоши, но ежедневно рискуете умереть от травмы или эпидемии какой-то болезни, не получив вовремя скорой или квалифицированной медицинской помощи. Когда, с одной стороны, можете купить себе даже «воздушные замки», а с другой – рискуете быть арестованы и помещены в тюрьму без всякой надежды на справедливый суд. Трудно назвать общественное устройство рациональным, если даже дети богатых граждан не имеют возможности получить качественного образования, а подавляющее большинство населения страны хронически недоедает.


Людские приоритеты

На кого ориентирована эта работа, спросят читатели? С грустью должны констатировать, что в проблемах хозяйственной жизни, если рассматривать ее как явление целостное, при всей сверхважности предмета, не разбирается практически никто. И самое печальное, что первое-второе место по своей некомпетентности делят между собою члены правительства «и примкнувшие к ним» так называемые экономисты. Министры непосредственно осуществляют руководство украинской экономикой и потому, по логике вещей, должны бы нести ответственность за ее результаты. А деятели науки занимаются тем, что в зависимости от политических предпочтений, либо бесплодно критикуют, либо цинично оправдывают те или иные решения правительства. Кроме того, большинство граждан наивно уверенны в том, что существует некое «независимое экспертное сообщество», состоящее из ученых-экономистов, кто и вырабатывает практические рекомендации, которыми будто бы руководствуется в своей деятельности правительство. Очевидно, что и царящая в этом сообществе интеллектуальная пустота и круговая порука также станут объектом нашего самого пристального аналитического внимания. По мере чтения нашего журнала, месяц за месяцем, для тысяч читателей станет приоткрываться и административное, и политическое, и академическое закулисье страны, касательно вопросов хозяйственной жизни.

Перво-наперво читатели поймут, что есть «Экономика», а есть «экономика».

• Первая «Экономика» (от др.-греч. οἶκος – дом и νόμος – правило, закон, буквально «правила ведения хозяйства») - это хозяйственная деятельность общества, а также совокупность отношений, складывающихся в системе производства, распределения, обмена и потребления.

• Вторая «экономика» - «экономикс» (англ. economics «экономическая теория», «экономика») – один из способов изложения экономической теории. В отличие от известных школ и течений экономической мысли, экономикс не является самостоятельным, цельным экономическим учением. Экономикс представляет собой «эклектическую смесь сведений, законов, формул, многие из которых при углублённом исследовании часто бывают бессмысленными и взаимно противоречивыми».

Так вот, большинство граждан, включая и министров национального правительства, даже и не догадываются, что тысячи и тысячи так называемых экономистов, изучают в вузах не «Экономику», в смысле «правил ведения хозяйства», а «экономикс» - «эклектическую смесь сведений, законов и формул». А единственное, чем на практике занимаются так называемые «экономиксты», так это тем, что на языке этой самой «экономикс» (эклектической смеси законов и формул) описывают положение дел в государственном хозяйстве, о котором они не имеют ни малейшего фактического представления.

В результате такого рода «научной и аналитической деятельности», на страницах специализированных изданий, вместо отражения реальных процессов в хозяйственной сфере, нарождается «терминологический и смысловой Франкенштейн». Вот каким видит смысл своей работы министр экономики (24.06.14. разгар гражданской войны). Найдется ли кто-то, способный отыскать в резонерском многословии этого чудика хоть крупицу какого-то смысла:

«Министр экономического развития и торговли Павел Шеремета убежден, что Украина может рассчитывать на достаточно крупные инвестиции со стороны европейских инвесторов, потому что остается довольно интересной для них. По мнению Павла Шереметы, украинская экономика заинтересует инвесторов своей перспективностью.

Предпосылкой для этого, считает он, являются три основные составляющие – спокойствие в стране, финансовая возможность и отсутствие коррупции, и именно эти три фактора будут влиять на решение инвесторов относительно финансирования проектов в Украине.

Если мы снимем эти три самые большие тревоги, то, учитывая то, что залы полны людей, если прибавить сюда государственное страхование рисков, я думаю, что можем получить достаточно серьезные инвестиции», - отметил министр. Шеремета выразил уверенность, что сочетание финансовой помощи и инвестиций помогут возродить устойчивое экономическое развитие в Украине.»
 

Национальный банк Украины – исчадие «Экономикс»

Это наукообразное словоизлияние очень ярко демонстрирует истинный уровень всего экономического сообщества, допущенного к официозному управлению экономикой и аналитическому комментированию. Две трети этой псевдоэкономической воды – чистейшая бессмыслица. А еще одна треть – беспорядочное и практически бесполезное перечисление очевидностей. В итоге, читатели такой специализированной информации либо начинают комплексовать, полагая, что по сравнению с этим «экономистом» они сами являются невеждами, либо просто отмахиваются от самостоятельных попыток размышлять на эту тему. В конце концов, чрезвычайно важная для каждого члена общества информация превращается в объект схоластических упражнений абсолютно некомпетентной в ведении хозяйства общественной группы (касты) так называемых «экономикстеров», которые на практике вообще ни с какой хозяйственной деятельностью даже и не соприкасаются.

Но именно эти люди сидят на всех экономических форумах, на всех телеэкранах и с многоумным выражением лица, часто потрясая министерскими регалиями или депутатскими мандатами, комментируют и оценивают положение дел в хозяйственных отраслях, поучая хозяйственников-практиков, капризно и презрительно кривя ботоксные губки в сторону «совка». Тех самых практиков, которые на директорских постах предприятий и ключевых должностях муниципалитетов, вопреки рекомендациям «экономической научной общественности», своим потом и своими мозолями, не давали до последнего времени окончательно загнуться остаткам украинской промышленности и инфраструктуры.

Относительно же правительства, то наш журнал поможет читателям понять, почему в вопросах, касающихся реального положения дел в производственной и социальной сфере государства, нельзя всецело полагаться на информацию, которую распространяют правительственные источники. Дело здесь как в компетентности членов правительства, которая не выдерживает никакой критики, так и в неоднозначности целеполагания министров и их политических покровителей, которое, чаще всего, прямо противоположно их официальным декларациям о следовании общественным интересам.
Потому, важнейшей своей целью мы считаем экономическое просвещение наших читателей для их же практической пользы.

Для кого написан этот цикл статей?

 

Сегодня ни одна влиятельная политическая и экономическая группировка не заинтересована в том, чтобы украинские граждане имели целостное представление о состоянии собственной экономики, ибо картина, которая им приоткроется, будет наглядно свидетельствовать, что наша так называемая политическая и деловая элита – это сборище проворовавшихся до нитки умственно неполноценных социопатов.

Потому, авторы рассчитывают, что главными читателями нашей работы станут как простые граждане, так и элита «менеджерского класса»: от сотрудника секретариата президента до главы районной администрации; от премьер-министра до директора завода или холдинга; от народного депутата до начальника ЖЭКА и главврача больницы, остро нуждающиеся в правдивой и доступно изложенной информации о состоянии народного хозяйства страны и желающие понимать перспективные тенденции, которые там превалируют.

Говоря по правде, все правительственные экономические эксперты, а также их информплощадки, занимаются не исследованием реальных процессов, протекающих внутри народнохозяйственного механизма, а фактически интерпретируют эти процессы по кальке документа, который называется «СТАТЬИ СОГЛАШЕНИЯ МЕЖДУНАРОДНОГО ВАЛЮТНОГО ФОНДА». Он был принят 22 июля 1944 года в Бреттон-Вудсе. Именно этот документ, который еще называют Уставом МВФ, и содержит в себе все базовые принципы, на которых держится экономика любого так называемого «демократического государства», и украинского в том числе. Этот документ также предоставляет в распоряжение экономистов критерии успешности или неуспешности любой национальной экономики, избавляя их от необходимости думать собственной головой. В рекомендациях и инструкциях МВФ содержатся также все базовые термины и методики, которыми оперируют современные «экономикстеры», а также нюансы их интерпретации. Ни один официозный экономист, под страхом потери академической репутации или донорских грантов Запада, не рискнет выйти за инструктивные рамки вышеозначенного Соглашения, даже если ему годами приходится на белое говорить черное, и наоборот.


Глава МВФ Кристин Лагард

Но проблема вся в том, что, ни Устав МВФ, ни официозная «экономикс», которую сегодня изучают во всех вузах Западного мира, включая Украину, не дают ответов на самые важные вопросы, касательно ведения успешной суверенной хозяйственной деятельности. Большинство читателей даже вероятно и не догадываются, что США и Евросоюз – главные спонсоры МВФ, у которого украинское правительство постоянно клянчит кредиты, – в своей экономической политике открыто нарушают базовые принципы этой организации. Нарушают именно те краеугольные принципы, соблюдения которых сами же требуют от всех остальных стран, иногда под угрозой эмбарго, а иногда даже и под угрозой военного вторжения.

Еже один малоизвестный факт заключается в том, что на протяжении почти 70-ти лет с момента подписания Соглашения по созданию МВФ, ни одна страна, следовавшая его предписаниям, не добилась даже минимальных экономических успехов. Более того. Подавляющее большинство этих стран были ввергнуты в тяжелейшие кризисные ситуации, и выпутаться им удавалось всегда только лишь при помощи рецептов, которые прямо вступали в противоречие с принципами «экономикс», и шли вразрез с Уставом МВФ.

Ну и наконец, наиболее успешными в экономическом отношении, на протяжении всех этих лет, были именно те страны, которые рекомендации МВФ отвергали, а действовали на основании самостоятельно разработанных суверенных экономических программ. И самая главная из этих успешных стран – коммунистический Китай. Еще более наглядным примером абсурдности официозной экономической доктрину может служить сравнительный анализ состояния экономики Китая и Индии – двух стран, исповедующих противоположные экономические концепции развития. Аутсайдер Индия скрупулезно следует базовым принципам «свободного рынка», на страже которого стоит Устав МВФ, а безоговорочный лидер Китай делает, фигурально выражаясь, все то же, что и Индия, но с противоположным знаком.

Для описания экономической реальности мы, с одной стороны, будем наравне с официозными экономистами использовать всю общеупотребительную рабочую терминологию, как-то «ВВП», «платежный баланс» или «дефлятор», но вот картинку состояния народного хозяйства станем максимально интегрировать, чтобы читатели имели возможность охватить ее целиком. В результате, каждый желающий сможет узнавать об украинском хозяйстве и поэлементно (ВВП, торговый баланс, безработица, состояние по отраслям), но и во всей его неразрывности, сквозь призму отраслевых взаимосвязей, политических решений и влияния внешних факторов. Наш анализ будет не сухим, безжизненным и мертво-статистическим, а вполне научным политэкономическим, ибо политэкономия как раз и создавалась для описания реальной жизни, в отличие от экономикс, которая, в общем-то, является ни чем иным как интеллектуальным винегретом.

Эксклюзивность этих материалов будет заключаться еще и в их историчности: под каждый важный график за текущий месяц или год, мы поставим также и график динамики экономических показателей за предыдущие периоды, начиная вплоть от 1990 года, проводя параллели и сравнения с показателями народного хозяйства УССР. Это будет отрезвлять многих читателей, позволяя им вместе с нами, как заглядывать далеко вперед, так и обращать свой взор в ретроспективу. И вообще, восприятие собственной экономики у читателей резко поменяется, когда они смогут увидеть ее динамику на протяжении десятилетий, а не ограничиваться принятием на веру традиционных «заявлений правительства о собственных успехах правительства».

Текстовая часть будет полной, развернутой и включать в аналитический оборот все главные сферы экономической жизни. Но, кроме всего прочего, она еще и будет написана нормальным человеческим языком, где трудные для понимания разделы, как-то про «закон спроса», «платежный баланс» или «зарубежные инвестиции», будут растолкованы обстоятельно, на конкретных жизненных примерах. Следует отдавать себе отчет, что 99% директоров, топ-менеджеров, депутатов, министров, «экспертов» и, конечно же, рядовых украинских граждан, в экономике вообще ничего не смыслят, хотя многие делают понимающий вид, и даже вполне успешно управляют крупными предприятиями. Но дело не в их неспособности разобраться, а в доминировании той самой «экономикс», которая к реальности никакого отношения не имеет. Потому мы постепенно, анализируя каждую важную отрасль и сферу, будем показывать читателям межотраслевые взаимосвязи и разные варианты социальных последствий тех или иных правительственных или корпоративных решений.

А наш цикл экономических публикаций как раз и послужит им проводником в запутанном лабиринте искажений и намеренных фальсификаций, нагромождаемых правительством и экономическим официозом.

Как пройти по лабиринту наших экономических публикаций и не заблудиться

 

Такое длинное вступление понадобилось для того, чтобы читатели осознали одновременно и утилитарную важность объекта нашего исследования – народного хозяйства – и его содержательную диалектичность, объединяющую в себе и смысловую сложность, и ясную доступность для понимания. Народное хозяйство является одновременно и крайне сложно организованной открытой системой, и в то же время – системой предельно простой и рациональной, если уметь видеть главные внутренние и внешние ее взаимосвязи. Все дело в том, чтобы понимать на каких базовых принципах экономика функционирует, и какие философские «глыбы» заложены в ее идеологический фундамент. Потому, в путешествие по коридорам народного хозяйства мы отправимся, посещая все важные разделы экономического знания в строго определенной логической очередности.

Во-первых, мы на простом и понятном языке представим вниманию читателей главные догматы современной экономикс, и критически разберем порожденные ими мифы и суеверия в общественном сознании.

Затем, во-вторых, мы схематично донесем до них структуру мировой экономики и четко прорисуем то место в ней, которое отведено Украине. Это позволит нашим читателям полнее осмыслить общемировой контекст, в котором дымят трубами наши украинские заводы, торгуют рестораны, бурлят внутренними интригами офисы, полные «твиттерными хомячками», и бдят народные интересы украинские министры и депутаты.

И наконец, в-третьих, мы во всей красе представим современное состояние родного народного хозяйства, как в комплексе, так и по-фрагментно (по отраслям).

Именно в этой части нашей работы мы «раскодируем» наиболее важные терминологические «криптограммы», из которых возводит свои аналитические сооружения современная экономическая наука и практика. Читатели постепенно смогут на предельно доступном уровне узнавать, какие смыслы кроются за такими жутко заумными «дефинициями» из экономикс, как «рост ВВП», «инвестиционная привлекательность», «транспарентность», «дирижизм» или «волатильность финансовых рынков». Именно употребление подобной наукообразной терминологической абракадабры, без всякой привязки к действительности, и вызывает у миллионов граждан идиосинкразию к изучению реальной хозяйственной жизни. Но не все так печально на самом деле. Эта терминология легко переводится на привычные нормальным людям символы второй сигнальной системы, состоящие из понятных слов, которые очень даже привязаны к проблемам нашей повседневности.
После того, как мы проведем наш корабль между терминологическим рифами, перед нами откроются увлекательнейшие просторы океана хозяйственной жизни, а привычно «путающиеся в показаниях» украинские министры, депутаты или их наемные эксперты, уже не будут представляться в читательском воображении эдакими грозными интеллектуальными суперменами. Более того, экономические знания не будут казаться читателям элементами какой-то «тайной доктрины», доступной лишь только «осознанию богов».

«Экономическая евхаристия"

 

Начать следует с пояснения того, что экономическая аналитика, по большому счету, предназначена для двух вещей:

Во-первых, эксперты, по идее, должны бы первыми узнавать истинное положение дел в экономике на тот или иной момент, чтобы затем обобщать результаты и представлять их обществу в удобном для понимания виде;

Во-вторых, эксперты должны, в случае необходимости, давать обществу те или иные рекомендации, направленные на коррекцию либо всей экономики в целом, либо отдельных ее элементов.

Вот, в принципе, и все задачи, стоящие перед научным и аналитическим сообществом. С первой задачей аналитическое сообщество ни худо, ни бедно не справляется. В зависимости от источников финансирования и групповых политических предпочтений, эксперты с готовностью могут, к примеру, объявить одни и те же результаты работы правительства, как невиданным успехом, так и катастрофическим провалом, и подвести под свои заключения теоретическую доказательную базу. Благо дело, наука «экономикс» дает им для этого все возможности, так как никакой наукой, в строгом смысле, она не является.

Когда же речь заходит о решении второй задачи, связанной с предоставлением практических рекомендаций, то под видом научных рекомендаций на голову хозяйственной элиты из уст «экономической общественности» обрушается поток вычурных словесных суррогатов и англицизмов, в стиле:

• Мир вступает в эпоху постиндустриализма;
• Повышение транспрентности улучшит нашу инвестиционную привлекательность;
• Надо готовиться к повышению волатильности на рынке производных финансовых инструментов;

Но могут прозвучать и такие, не менее бессодержательные откровения:

• Нужна скорейшая модернизация украинской металлургии (кому?);
• Требуется произвести срочное обновление отечественного металлофонда (за какие-такие «шиши»?);
• Необходимо добиться увеличения инвестиций в инновации (интеллектуальный лубок «а-ля министр-недоумок экономики Павло Шеремета»);
• Нужны инвестиции в инфраструктуру, как в цивилизованных странах (Новый курс Рузвельта, План Маршалла, Новая Индустриализация, бла-бла-бла. Бессмысленный набор слов «а-ля Арсений Яценюк»).
 

За пять прошедших лет, с момента появления этих биг-бордов, Яценюк не проработал ни в одной должности больше года, и ни разу не отчитался за результат.

Все подобные резонерские умоиспражнения прямо-таки отскакивают от зубов разных экономических аналитиков, но, к сожалению, не несут внутри себя никакого смысла, а лишь призваны породить информационную дымовую завесу.

Но для каждого разумного человека рецепт экономического подъема государства является вполне очевидным, и для этого не нужно быть признанным экспертом. Звучит он так:

«Чем большее количество предприятий будет успешно работать, и чем больше будет создаваться новых успешно работающих предприятий, тем более успешно будет развиваться экономика».

А вот когда дело доходит до вопроса, как запустить новые успешные предприятия, или сделать успешными предприятия неуспешные, в академических кругах наступает всеобщий интеллектуальный ступор, и мы снова слышим, как «экономические рты» исторгают призывы «увеличить транспарентность», «ослабить государственное регулирование», «расширить\сжать монетарную базу». Но имеется и главный стандартный ответ, который всегда и солидарно готовы двинуть в массы «экономисты-профессионалы»:

«Для того, чтобы добиться роста экономики Украина должна как можно шире привлекать иностранные инвестиции. А для этого нам требуется резко повысить «инвестиционную привлекательность».

Притом, подобный трафаретный ответ с одинаковым выражением лица произносят как доктора экономических наук, так и украинские министры, проходившие экономические университеты, подвизаясь в свое время на колхозных рынках заготовителями, и часто просто не осознающие бессмысленности сказанного.
Хотя ответ на этот второй главный вопрос, из череды «Что делать?», очень даже простой. Но слышать его категорически никто не желает, ибо этот ответ порождает другие вопросы, за которыми следуют третьи, а все они вместе подводят нас аккурат к тому самому философскому фундаменту современной экономики, который всеми силами не желают выставлять объектом открытой дискуссии, ни министры, ни «экономиксты».

Звучит этот ответ так:

«Для того, чтобы могло работать предприятие, у его продукции должно быть достаточное количество платежеспособных покупателей. Для того, чтобы работали тысячи предприятий, у них должно быть достаточное количество платежеспособных покупателей».

В этих простых предложениях и кроется весь смысл современной экономики, ее «философский камень». Для того чтобы предприятие работало, на его продукцию должен быть спрос. И не просто спрос, а спрос платежеспособный. А это, как говорится, - две большие разницы! Если нет спроса, то, сколько ни вкачивайте в экономику инвестиций, вы, только лишь будете умножать проблемы, но никакого реального экономического роста не добьетесь.

Из второго вопроса логически проистекает и третий: а как же добиться того, чтобы строились и успешно работали новые предприятия? И вся научная экономической общественность, ни секунды не задумываясь, продолжает изливать словесную муть:

«Чтобы повысить инвестиционную привлекательность, нужно увеличить транспарентность, снизить социальные расходы государства, ослабить государственное вмешательство в экономику и уменьшить налоговую нагрузку на крупные капиталы». И вот уже тогда, категорически утверждают украинские державці и их аналитические службы, «во всю свою прыть к нам побегут крупнейшие инвесторы, появятся «кремниевые долины» и пойдут в рост новые заводские корпуса «инновационных предприятий».

Если сомневаетесь, перечитайте еще раз фантасмагорические откровения главы так и не состоявшегося государства Украины Петра Порошенко, если хоть что-то в них поймете:

«Стратегическими направлениями реформ Президент назвал привлечение инвестиций, демонополизацию и дерегуляцию.
Я предложу, что ключевыми характеристиками реформ должны быть три "П" - простота, прозрачность и привлекательность. Простота - это упрощение администрирования, быстрое принятие решений, широкомасштабная дерегуляция экономики..., прозрачность - это публичность деятельности или бездеятельности, быстрое обнародование решений...", - сказал президент.».

Почитайте любую статью или интервью президента, премьер-министра, любого депутата или члена кабинета министров, любого придворного эксперта или зарубежного консультанта правительства, и вы легко определите, что в них общего. Общее в них одно – невменяемость фигурантов, фонтанирующая в каждом слове и в каждом подобии мысли ими сформулированной. Но все дело в том, что в нашем случае, если в Украине и будут появляться очаги какого-то спроса, то пока сюда прибудут мифические иностранные инвестиции, пока они материализуются в производственные линии, этот спрос уже успеют тридцать раз удовлетворить китайские или немецкие производители. То же произойдет с открывшимися сегментами спроса внешнего, который не станет ждать, пока Арсений Яценюк вместе с Павлом Шереметой своими привлекательными лицами аутистов «привлекательно привлекут» иностранные инвестиции, и кто-то им построит заводы для удовлетворения этого самого внешнего спроса. Любые заводы, которые еще только могут быть запроектированы в расчете на «иностранные инвестиции», которые мечтает привлечь украинское правительство в своих послеобеденных грезах, уже давно построены и эффективно работают в Китае, Бразилии или Индии.

Но вы этого не поясните никакому доктору экономических наук, и никакому министру, так как произнесение заклинания про «иностранные инвестиции» - это для них вроде «экономической Евхаристии»; таинственное и «святое», что многие десятилетия нещадно вдалбливается в головы научной общественности всей силой американской экономической пропаганды.

Чем занимается на Украине "невидимая рука" Адама Смита

 

Мы на этом вопросе будем еще останавливаться неоднократно, когда придет время говорить о промышленной политике и платежном балансе. А сейчас вернемся к главному догмату современной экономикс. О чем идет речь, нам растолкует отец-основатель современной экономической науки Адам Смит, текстов которого, кстати, большинство «экономикстеров» даже и не держало в своих руках. А утверждает он следующее, закладывая идеологический фундамент и украинской, и американской, и японской, и всякой другой «свободной рыночной экономики»:

«Таким образом, отдельная личность, стремясь к собственной выгоде, независимо от её воли и сознания, направляется к достижению экономической выгоды и пользы для всего общества. Каждый производитель преследует собственную выгоду, но путь к ней лежит через удовлетворение чьей-либо потребности. Совокупность производителей, как будто движимая «невидимой рукой», активно, эффективно и добровольно реализует интересы всего общества, причём часто даже не думая об этом, а преследуя лишь собственный интерес».
 

Адам Смит, 1723-1790. Основоположник экономикс

Вывод, который логически следует из «догмата» Адама Смита заключается в том, что при организации деятельности на уровне отдельного предприятия необходимо все тщательно обдумывать и планировать. Но если речь заходит про организацию хозяйственной жизни целой страны, то от общества не требуется приложения никаких коллективных и солидарных умственных усилий, ибо все обдумает, спланирует, организует в лучшем виде и расставит на свои места некая волшебная «невидимая рука». Праотец современной экономической науки (экономикс) Адам Смит утверждает, что если, мол, в обществе имеются какие-либо потребности, то они все вместе автоматически сформируют спрос. А если появится спрос, о котором мы писали выше, то «невидимая рука» заставит совокупность производителей «активно, эффективно и добровольно» этот спрос удовлетворить.

Абсурдность подобной «науки», в фундаменте которой лежит некая «невидимая рука», должна вроде быть очевидной каждому человеку разумному (Homo sapiens), однако на практике никем из официозных экономистов никогда не ставится под сомнение. Из главного постулата современной «экономикс» следует, что, если в обществе сформировалась какая-то потребность, которую коммерсанты определяют как потенциальный спрос, то в эту коммерческую нишу вполне себе стихийно устремляются дельцы с капиталами и начинают этот спрос удовлетворять. Более того, современная «наука» экономикс утверждает, что если вначале неудовлетворенный рыночный спрос на какую-то продукцию позволяет первопроходцам получать сверхприбыли из-за монопольно высоких цен, то, по мере устремления в эту нишу все большего количества представителей бизнеса и расширения предложения, цена на условный товар должна снижаться, до самого момента достижения «рыночного равновесия спроса и предложения». Считается также, что подобный «закон» является вполне себе объективным, и по логике вещей должен действовать автоматически.

Исходя из этого, даже была выстроена целая теория, считающаяся сегодня канонической, которая обосновывает вред любого вмешательства государства в экономику. Вспомните камлания Порошенко про «дерегуляцию», о чем мы привели цитату выше. Современная экономикс настоятельно рекомендует, что жизненно важно максимально либерализовать экономику всех государств, отменяя любое ее регулирование в пользу «освобождения бизнеса». «Дерегуляция экономики» - самое модное сегодня и самое бессмысленное словосочетание, которое в ходу среди официозных экономистов, министров и политиков.

Любая же попытка рационального анализа этого «закона», вызывает у экономического сообщества приступ злобной истерики. В качестве «канонического» доказательства существования «невидимой руки» приводятся разные выдуманные истории про так называемый «дефицит» при социализме, и про заваленные-де товарами полки в современных украинских супермаркетах. К этому вопросу мы еще вернемся в следующих статьях, когда будем анализировать состояние сельского хозяйства и торговли в Украине, а сейчас просто продолжим пробираться вместе с нашими читателями сквозь теоретические тернии.

Все дело в том, что никакого такого «закона спроса и предложения» не существует, и никакого рыночного равновесия не бывает в природе. Установление любых цен является результатом сговора или договора какой-то группы лиц, большей или меньшей, который никогда не подчиняется никаким объективным законам. В реальной жизни, рыночное равновесие достигается не стихийным увеличением предложения, и не стихийным изменением цены. На практике равновесие достигается несколько по-иному, чем в теории. Понять вышеизложенное очень даже легко на примере из жизни, но для этого не только не полезно, но даже и вредно быть доктором «экономических наук». В данном случае, ученая степень только мешает понять простую истину: правильно и реально не то, что написано в книге, а то, что происходит в жизни; истина – это соответствие знаний действительности; только лишь общественная экономическая практика могла бы подтвердить истинность догматов Экономикс. Но практика-то, как раз их категорически и опровергает.

Правда в том, что искаженный изначальный посыл, даже если из него выводится логически безупречная цепочка последовательностей, в любом случае порождает на противоположном ее конце ложные выводы. Потому, из «теории невидимой руки» и произрастают такие интеллектуальные «шедевры», как «закон спроса и предложения», теория об эластичности спроса, или концепции бюджетного, эмиссионного и кредитного стимулирования спроса, и многое-многое другое.

Давайте все же не будем ничего принимать на веру, и обратимся к типичному примеру, основанному на опыте из нашей повседневной жизни, который каждый из читателей может перепроверить у себя по месту жительства самостоятельно. Речь идет о том, что когда начинается сезон фруктов, то тысячи владельцев пригородных земельных участков, согласно закону спроса и предложения, по идее, должны бы массово завозись в столицу клубнику и конкурируя друг с другом на городских рынках, постепенно снижать цену до минимальной, в пик сезона. Вроде бы логично.

Но в реальности все происходит совершенно иначе. Когда производители клубники привозят свой продукт в столицу, они вдруг обнаруживают, что никаких рыночных площадок для ее реализации в городе нет, а на разбросанных по всему Киеву лотках, как и в любом другом городе, торгуют импортными фруктами представители кавказской мафии. И на главных городских рынках, которые раньше назывались колхозными, фруктами также, и уже давно, торгуют все те же представители кавказской мафии. Попытка дачника продать там клубнику жестко пресекается смуглыми плечистыми ребятами явно первобытной наружности, словно только спустившимися с гор, и сменившими звериные шкуры на какие-то мрачные лохмотья.

«Невидимая рука» Адама Смита

Самое лучшее, что наш дачник может сделать реально, так это продать свой урожай кавказцам оптом по дешевке, себе в убыток. А если отчаявшийся крестьянин решит вдруг распродать недорого свою клубнику где-то под стенами того самого бывшего колхозного рынка, который сегодня также перешел в частные руки сплоченной, архаичной и жестокой кавказской диаспоры, то будет подвергнут тамошними боевиками насильственному обучению основам «закона спроса и предложения», при полном попустительстве правоохранительных органов. Единственная его возможность – торговать где-то в неприспособленном месте, но по цене не ниже, чем торгуют кавказцы, чтобы не сбивать тем цены, но рискуя попасть в лапы милицейского рэкета. А горские же «фруктопродавцы» торгуют по цене впятеро дороже той самой цены гипотетического рыночного «равновесия спроса и предложения».

В итоге, в рыночной украинской экономике, дачник, который потенциально мог бы вырастить полтонны клубники за сезон, и продать ее, в среднем, по десять-пятнадцать гривен, заработав при этом тысяч пять чистыми, продаст, в крайнем разе, 50 килограммов по 35 гривен, только лишь окупив себе дорогу, и больше не станет свою клубнику ни в какую столицу возить.

В конце концов, при наличии реального спроса на клубнику у трех миллионов киевлян по средневзвешенной цене пятнадцать гривен, горская торговая мафия поставляет ее на рынок по цене 35-60 гривен, чем может удовлетворить спрос не более чем трехсот тысяч человек. Но сама мафия зарабатывает при этом по 25-30 гривен на каждом килограмме, вполне сохраняя уровень своей сверхприбыли, но сокращая при этом до минимума объемы логистических издержек, связанных с перевозкой и хранением тысяч тонн клубники, если бы продавала ее дешево, честно конкурируя с дачниками.

Ну и где здесь «невидимая рука»? Понятно, что свято верующие в «руку» начинают стенать, что надо-де побольше «транспарентности» и «снять оковы с бизнеса». Мол, государство должно создавать «равные правила игры» для всех. (Просим читателей отметить, что корявые слова «транспарентность», «логистический» и им подобные, мы употребляем не по доброй воле, а лишь копируя официозный экономический сленг.)

Так и хочется спросить у «научной экономической общественности», каким это образом при помощи «дерегуляции» можно создать условия для равной конкуренции и для дачника с клубникой, и для главаря кавказских бандитов с миллионами долларов в загашнике и сотней боевиков на подхвате? Ведь государство, которое должно бдить «транспарентность» - это не какая-то там абстракция. Государство – это конкретный глава столичной администрации и сонмище его подчиненных. А при таком устройстве экономики они просто обязаны принять предложение кавказской торговой мафии, и продать ей за мзду все торговые места на рынках, да еще и помочь силами милиции разгонять конкурентов-дачников с клубникой. Иначе, любой строптивый чиновник будет либо смещен, в лучшем случае, а в худшем – схлопочет пулю. И такое происходит везде в мире и всегда. Чем более сложными являются структура и уровень спроса в каких-то сегментах рынка (промышленные подряды; госзаказы), тем меньшее влияние имеют так называемые «рыночные регуляторы», и тем большее влияние приобретают факторы, которые экономисты назовут «внеэкономическими». А цены при этом, вместо того, чтобы снижаться по мере расширения рядов участников рынка, наоборот, повышаются за счет его неотвратимой монополизации. И если в Украине на самом низу хозяйственной пирамиды, где функционируют розница и платные услуги, рынок монополизировали сети франчайзинга, супермаркеты и кавказские бандиты, задирая цены втрое-пятеро, то на самых верхних этажах пирамиды – в мире госзакупок и подрядов – царствуют всего несколько аффилированных с высшей властью синдикатов, также многократно взвинчивая цены. Чего только стоит действие «закона стоимости» на рынке государственных строительных подрядов, бензиновом рынке или на рынке мобильной связи, где цены изменяются всегда лишь вверх, невзирая ни на какое колебание реального платежеспособного спроса, мировых цен на сырье, комплектующие, смежные или сопутствующие товары.

И не надо думать, будто где-то там за рубежом существует справедливый рынок или конкуренция, которые каким-то волшебным способом регулируют соответствие спроса и предложения. На самом деле главный закон реальной «экономикс» – это никакая не «невидимая рука». Главный закон рыночной экономики гласит, что стимулом коммерческой деятельности является желание максимализировать прибыль, а уже как следствие этого главного закона можно сформулировать три закона производных:

1. При наличии платежеспособного спроса, из всех возможных вариантов цены будет выбран тот, который является максимальным;

2. Цена является производной никаких не объективных факторов рыночного спроса и предложения, а всегда результатом сговора, в той или иной форме, наиболее влиятельных участников рынка;

3. Наиболее эффективным способом для каждого контрагента в сегменте рыночного спроса, чтобы получить рыночное преимущество и максимальную прибыль, в каждом случае является заговор, мошенничество, манипуляция или иное незаконное либо неэтичное деяние, идущее вразрез с интересами всех остальных участников.

Опять же, не стоит кивать в сторону так называемых «демократических стран». Там подобные схемы сговора, в которых участвуют коммерсанты и политики, отличаются от схем украинских всего-то лишь формальной атрибутикой. Скажем, результаты крупных тендеров там определяют де-факто не политики, как в Украине, а главные банки, регулируя выдачу или невыдачу дешевых кредитов отдельным конкурирующим структурам. Американский банк «Голдман Сакс» проделывает ту же работу в США, что и Игорь Коломойский на Украине, выполняющий роль «невидимой руки» Адама Смита при распределении миллиардных заказов на ГСМ или при дележке госпомощи банковскому сектору. В результате вроде бы разных по форме процедур, и на Украине, и в США, наиболее жирные и прибыльные сегменты рынка, безусловно, оккупируются корпорациями лично близкими властям, которые всегда при этом максимально завышают цену.

Академические экономисты-догматики, фанатичные почитатели «невидимой руки», со скрипом признавая подобные аргументы, всегда отвечают так: если бы государство установило «честные правила игры», то вот тогда уже «невидимая рука» рынка точно показала бы свою объективную ловкость. Вспомните резонерские разглагольствывания Порошенко про «открытость, публичность и преодоление коррупции».

Но беда в том, что все перечисленные «экономические законы», вроде «закона спроса и предложения», являются не объективными, а чисто умозрительными, и даже не законами, а кабинетными придумками. Мы их называем «Законами «Бы». «Если бы» все было по-честному, то все люди были бы братьями!
Но повторяем, что в жизни никогда и нигде так не бывает. Не бывает в природе никакого такого рынка, чтобы все обстояло по-честному, и без горской мафии, коррумпированных клерков, подставных тендеров и оффшорных компаний. А история с клубникой сегодня типична и для Киева, и для Парижа. Только в Киеве рынки, где дачники раньше торговали фруктами, закрыли в угоду кавказской мафии, а в Париже, где ранее царствовали фермеры, рынки закрыли в угоду сети супермаркетов «Ашан».

Но самое интересное здесь в другом. Из своего личного примера каждый украинский гражданин, кому сегодня за сорок, легко припомнит, что тот самый «закон спроса и предложения» очень даже хорошо работал на колхозных рынках при Советской власти. И тем лучше работал, чем сильнее государство в это дело вмешивалось. В самый разгар летнего сезона фруктов и овощей, дачники и колхозники заваливали ими рынок, цены падали до копеечных, а трудящиеся нагребали и поедали ту самую клубнику и абрикосы ведрами. И чем более авторитарным и жестким было Советское государство, тем лучше работал «закон спроса и предложения». При Сталинском «тоталитаризме», государство очень активно вмешивалось в экономику, но колхозники и дачники могли спокойно продавать на колхозных рынках продукцию личных подворий по вполне рыночной цене, отчаянно конкурируя друг с другом. И никому бы в голову не пришло платить взятки или дань рэкету или милиционеру. Даже в бреду в те времена никто бы и не придумал, что на улицах советских городов когда-то будет торговать фруктами жестокая кавказская мафия, а граждане, за право купить детям фрукты, будут платить ей дань. И цены в Сталинские времена на колхозных рынках снижались в четком соответствии с «законом спроса и предложения», который в теории требует будто бы полного невмешательства государства в этот процесс; а в реальной жизни работает только при жестоком государственном давлении на рынок. Парадокс, казалось бы? Но вот, начиная с середины 70-х, давление советского государства стало ослабевать, потихоньку начали появляться «оборотни в погонах», перекупщики и мафия, и «рыночные законы» стали по чуть-чуть пробуксовывать. А уже в свободной рыночной экономике независимой Украины эти самые рыночные «законы спроса и предложения» перестали действовать вообще, хотя в учебнике «экономикс» написано, что так называемое «рыночное равновесие» должно бы наступать автоматически. Так в чем же состоит правда? А правда состоит именно в том, что мы видим вокруг себя своими глазами, а не в тех вымышленных картинках, что рисуют нам экономисты в своих трактатах.

Все эти примеры приведены нами с одной лишь целью: показать, что никаких объективных «экономических законов», неподвластных субъективному человеческому фактору, не существует. В любом случае, результат всякого экономического процесса является следствием главным образом какого-то группового сговора его участников. Это может выглядеть, к примеру, как государственный декрет, а может быть и банальным закулисным уговором министра и главы олигархического холдинга.

Продолжение следует