Из Ливии в Россию пошли «двухсотые»: ЧВК несут серьезные потери

В Ливии погиб журналист из Екатеринбурга Евгений Илюбаев. По данным Znak.com, он являлся бойцом ЧВК «Вагнер», и участвовал в военных действиях на территории Сирии и Ливии. Как пишет издание, Илюбаев попал под обстрел американского ударного вертолета AH-64 Apache.

Факт гибели россиянина подтвердили в поселке Новоорск, откуда он родом. Похороны прошли 15 октября.

Ранее «Медуза» сообщала, что среди погибших около 15 человек — жители Свердловской области, из них как минимум двое — екатеринбуржцы. Это Артем Невьянцев (позывной Халк) и Игнат Боричев. Последний, если верить «Медузе», ранее воевал в Донбассе. Его брат, Роман Боричев, погиб при покушении на бывшего министра обороны ЛНР Александра Беднова.

Никакого официального подтверждения этой информации не было.

Общее число погибших в Ливии, утверждает «Медуза», может доходить до 35 человек. Это выходцы из трех регионов России: Краснодарского края, Свердловской и Мурманской областей.

Первые сообщения о гибели россиян появились 9 сентября 2019 года. В арабоязычном «Твиттере» писали, что «семеро наемников ЧВК „Вагнер“ были убиты во время авианалета на здание оперативного штаба в городе Каср-Бен-Гашир» к югу от Триполи. Позже аналогичные сообщения со ссылкой на ливийские правительственные силы опубликовали канал «Аль-Джазира», а также агентство Bloomberg.

Напомним: The Sun писала о присутствии россиян в Ливии еще в октябре 2018 года. Со ссылкой на источники в британском правительстве, газета сообщила, что Россия якобы направила на поддержку ливийского командира, фельдмаршала Халифы Хафтара «несколько десятков военнослужащих спецназа и сотрудников Главного управления Генштаба». В Бенгази и Тобруке, утверждало издание, были открыты военные базы.

По данным «Медузы», Хафтар обратился к России за военной помощью еще в 2015 году, когда увидел, что Москва вступила в войну в Сирии. Взамен фельдмаршал обещал, что возьмет Ливию под контроль, а Москва якобы сможет «получить нефть, железные дороги, автомобильные трассы».

В ходе своего последнего публичного визита в Москву в ноябре 2018 года Хафтар провел переговоры с российскими военными, включая министра обороны России Сергея Шойгу. За одним столом со всеми сидел совладелец группы компаний «Конкорд» Евгений Пригожин, которого считают фактическим владельцем ЧВК «Вагнер» — на этот факт обратила внимание «Новая газета».

В январе 2019 года французский информационный ресурс Maghreb Confidential сообщил, что наемники из РФ предложили Хафтару помощь в охране нефтяных месторождений. Близкий к Минобороны РФ собеседник РБК также утверждал, что российское присутствие в Ливии связано с нефтегазовыми интересами.

В марте The Telegraph писал, что численность группировки «Вагнера» в Ливии составляет уже 300 человек.

В апреле 2019 года военные столкновения в Ливии участились: установивший контроль над востоком страны Хафтар повел свои силы на запад страны. А запад Ливии контролирует созданное под эгидой ООН Правительство национального согласия — поддержку ему оказывают западная коалиция во главе с США и Турцией.

И вот — «двухсотые» из Ливии пришли в Россию. И возникает вопрос: какую карту разыгрывает Кремль в Северной Африке?

— Мы в Ливии поддерживаем Хафтара, потому что правительство в Триполи создано и спонсируется Западом, — отмечает ведущий эксперт Центра военно-политических исследований МГИМО, доктор политических наук Михаил Александров. — Хафтар тоже ведет игру «и вашим, и нашим» — пытается продемонстрировать, что и с Западом в нормальных отношениях, и с Россией. Но, по крайней мене, он не был ставленником Запада — появился сам по себе, в ходе внутриполитической борьбы. И это дает нам шанс взять его в союзники в этом регионе.

«СП»: — Зачем нам Ливия?

— Усиление присутствия в Средиземноморье — в Ливии — нам было бы выгодно, если бы возник прецедент по образцу сирийского. То есть, если бы мы получили в Ливии военную базу, и смогли бы оказывать давление на южный фланг НАТО. Там Италия под боком, американские базы, и от Гибралтара недалеко.

По сути, Ливия — это стратегическая точка, которая позволила бы нам проецировать силу в этом регионе, и тем самым ограничивать амбиции НАТО и США.

В принципе, идея с Ливией неплохая. Вопрос только в цене — сколько мы готовы заплатить за такое присутствие, и не кинет ли нас Хафтар.

Как я понимаю, Хафтар нам много чего обещал во время визита в Москву в феврале 2018 года, и просил о помощи. Ему, видимо, было отказано в помощи государственной. Но при власти РФ дали понять, что не будут возражать, если Хафтар установит связи с российскими ЧВК. В итоге определенное количество наших военных специалистов, работающих на себя, поехали в Ливию — воевать или помогать в качестве военных советников.

«СП»: — Российские ЧВК успешно действуют за рубежом?

— Наши ЧВК ранее действовали в Сирии и Центральноафриканской республике. Причем, в Сирии они работали параллельно с нашими Вооруженными силами, а в ЦАР нашего государственного военного присутствия нет. Тем не менее, ЧВК и в ЦАР являются проводниками российских интересов, и действуют вполне успешно.

«СП»: — В Ливии, по некоторым данным, уже погибло до 35 россиян. Это ставит под сомнение присутствие там ЧВК?

— Ну что ж поделаешь — бывает на войне всякое. Здесь надо понимать: люди пошли в ЧВК как добровольцы, за хорошую зарплату, понимая все риски.

И в Сирии, напомню, была похожая ситуация. В феврале 2018 года в сирийской провинции Дейр-эз-Зор американская авиация нанесла удар по колонне сирийских войск, среди которых находились бойцы наших ЧВК. Тогда тоже погибло довольно много людей — назывались цифры в 100 погибших россиян.

На деле, такие потери — обычная история.

«СП»: — Почему ЧВК стали сегодня эффективным внешнеполитическим инструментом?

— ЧВК, если смотреть вглубь истории, всегда существовали. В феодальной Европе были так называемые компании — наемные войска, которые переходили от одного сюзерена к другому, и воевали на их стороне. Причем, они обрели такую силу на определенном этапе, что сами диктовали политику своим нанимателям.

В современном мире — если брать период после Великой Отечественной войны — первые ЧВК создали англичане и французы. Во Франции есть Иностранный легион — вроде бы государственная структура, но в нее набирали людей со всего мира, и они воевали за деньги. По существу, это наемники.

Англичане сделали похитрее: у них появились «классические» ЧВК, которые действовали в Африке и Юго-Восточной Азии. Эти британские ЧВК, замечу, до сих пор охраняют интересы британских компаний, но если надо — устраивают госперевороты. А потом ЧВК создали и американцы.

ЧВК — очень вещь полезная.

Государство снимает с себя ответственность за людей, которые в этих компаниях служат. Это позволяет не нести политическую ответственность за действия ЧВК, и социальную ответственность за погибших. Люди в этом случае погибают за зарплату, и это их личный выбор — никого насильно в ЧВК не посылают.

России, я считаю, нужно иметь полноценные ЧВК, и необходимо принять закон о частных военных компаниях. В ряде случаев лучше, если за рубежом задействованы именно частные интересы: чтобы государство не могли обвинить напрямую — показать пальцем, дескать, это Россия вмешивается.

«СП»: — Что этому мешает?

— В российской власти происходят пертурбации — видимо, в определенных кругах есть существенное противодействие созданию ЧВК. Я считаю, против выступают прозападные круги — они не хотят, чтобы у нас появился эффективный внешнеполитический инструмент, который имеется у стран Запада.

Я же считаю, ЧВК надо создавать. Русские умеют воевать, у нас хороший опыт, инфраструктура и база подготовки военных специалистов. ЧВК могли бы стать для людей способом зарабатывать хорошие деньги. В конце концов, не все же погибают. Потом, пожарные и полицейские тоже постоянно рискуют жизнью — но все понимают, что это обычная и нужная работа.

После свержения Муаммара Каддафи в 2011 году в Ливии так и не появился единый центр управления страной. На западе власть находится в руках президентского совета и правительства национального согласия (ПНС) в Триполи во главе с премьером Фаизом Сараджем. ПНС было сформировано весной 2016 года на основе Схиратского соглашения при поддержке Совета Безопасности ООН.

Восток и частично юг страны контролирует избранная в 2014 году палата представителей Ливии, известная как «правительство в Тобруке». Его поддерживает национальная армия Ливии во главе с фельдмаршалом Халифой Хафтаром.

Кроме того, в Ливии действует множество народных (региональных) ополчений. Юго-запад страны и некоторые населенные пункты на юге контролируются национальными меньшинствами, в частности, туарегами, тубу и зувайа.

Сейчас действует эмбарго ООН на поставку вооружений и размещение в Ливии военного контингента. В Ливии присутствуют итальянские и французские ЧВК, которые охраняют объекты частного бизнеса, а также наемники из африканских стран.

2 Комментария

Ливия, Ливия. Разорвали страну в хлам...

"ЧВК — очень вещь полезная. Государство снимает с себя ответственность за людей, которые в этих компаниях служат. Это позволяет не нести политическую ответственность за действия ЧВК, и социальную ответственность за погибших. Люди в этом случае погибают за зарплату, и это их личный выбор — никого насильно в ЧВК не посылают."

Народ кто ещё так считает?