Когда некуда деваться

el_murid

Пока операция Саудовской Аравии не вышла на сколь-либо значимый уровень, поэтому возможности и перспективы ее развития всё еще широки. Формально, конечно, действуют саудиты в составе коалиции - сейчас не по понятиям бомбить в одиночку, лучше всего - стаей товарищей, тогда все мероприятие сразу приобретает все признаки солидного джентльменского занятия по наведению порядка и законности.
Правда, войну легко только начать, с завершением всегда возникают непредусмотренные изначально проблемы. Не сказать, что саудиты "от балды" полезли в эту историю - в сущности, им особо деваться было некуда. Йеменский президент Мансур Хади трижды за последний год пытался договориться об иностранной интервенции в Йемен - у него самого сил контролировать ситуацию уже не было давно. И только сейчас, когда рухнуло всё, Саудовская Аравия была вынуждена влазить в события.

Кстати, о президенте Мансуре Хади. Без каких-либо особых намеков на аналогичную ситуацию на Украине можно сугубо для справки сообщить, что законным президентом его назвать, мягко говоря, затруднительно - срок его полномочий истек еще в феврале 14 года. По сути, он классический узурпатор - то есть, самовольно продлил свои полномочия вне всяких процедур. Так что в определенной степени ссылка на законный призыв законного президента выглядит не слишком убедительной - но для друзей Соединенных Штатов сам факт дружбы заменяет все остальное. Строго по правилу - для друзей всё, остальным - закон.

Что пугает саудитов? Во-первых, конечно, возвращение экс-президента Салеха. Если его поражение и отставка в 11-12 году были вызваны тем, что от него отвернулись его союзники и он был вынужден пойти на отказ от власти, выторговав себе крайне серьезные отступные в виде контроля над Республиканской гвардией, рядом секторов экономики и фактически полную неприкосновенность себя лично и своего клана, то теперь у Салеха союзники есть - повстанцы-хуситы. Интерес их друг к другу объективен - хуситы могут решить свои проблемы, которые и вызвали их восстание полтора дестилетия назад, Салех может вернуть себе и своему клану власть. Вот только теперь никаких иллюзий по поводу прежних покровителей из Саудовской Аравии у него уже нет, да и естественная убыль по старости ряда его союзников в династии Аль-Саудов серьезно изменила расклады и балансы в высшем руководстве Королевства. Теперь Салех будет ориентироваться на Иран - и вот этого Саудовская Аравия допустить не может.

Второй момент, который совершенно не устраивает саудитов - ситуация с Аль-Кайедой Аравийского полуострова. Саудиты не контролируют ее, что бы там кто ни говорил. Скорее, с ней в более тесных отношениях Абдалла Салех, который в свое время, чтобы подчеркнуть свою значимость в деле борьбы с ней, раскрывал для нее армейские склады вооружений. Иезуитская хитрость старого лиса была вполне прозрачной - смотрите, кроме меня с сильной Аль-Кайедой никто не справится. А сильной она и стала благодаря в первую очередь именно Салеху. Эта лихая комбинация тогда не слишком сработала - Али Абдаллу все-таки "ушли", но тогдашние "закладки" работают по сей день, и теперь Салех активно пользуется своими очень неформальными, хотя и крайне сложными отношениями с АКАП.

Так вот - саудиты крайне встревожены перспективой "выдавливания" АКАП в их сторону. Такой сценарий вполне возможен - хуситы довольно сильны, сейчас они победители, к ним начинают примыкать разные группировки, ранее бывшие бесхозными или враждебными. Происходит определенная консолидация вокруг союза Салех-Хуси, что позволяет ему развернуть наступление на территориях АКАП, постепенно выдавливая ее группы с побережья на север. С учетом того, что АКАП активно интересуется провинцией Хадрамаут, в которой базируются племенные объединения и кланы, среди которых АКАП в основном и набирает свой людской ресурс, Аль-Кайеда может сменить свою операционную территорию, отойдя туда, куда ее выталкивают. А Хадрамаут - это провинция, которая граничит со "слепым пятном" на стыке с Саудовской Аравией. Это "пятно" расположено в пустыне Руб-эль-Хали, которую контролировать решительно невозможно - и вероятность появления боевиков АКАП на территории Саудовской Аравии существенно возрастает. Не стоит забывать, что АКАП принесла присягу Исламскому государству, и хотя там пока "всё очень сложно", как любят писать в этих ваших Вконтактиках молодые девушки о своем семейном статусе, но говоря АКАП, саудиты понимают ИГ, и никак иначе.

Саудовскую Аравию вполне устраивала прежняя ситуация, когда АКАП воевала в Йемене с правительством, хуситами и вообще со всеми, не слишком обращая внимание на север. Собственно, одна из ключевых причин, по которым Саудовская Аравия поддерживала Мансура Хади, была его вялая, но тем не менее война с АКАП. Правительственная армия - это племенное ополчение ряда шиитских племен, поэтому никаких проблем с тем, что оно договорится с АКАП, у Королевства не возникало. Вот только сил разгромить Аль-Кайеду или как-то задвинуть ее у Хади не было. Именно такой баланс вечной войны и устраивал саудитов. Теперь четырехлетние усилия идут прахом - причем в крайне неудачное время.

Война в Йемене - это один из намечающихся фронтов общей войны, которую может начать вести Саудовская Аравия в ближайшие годы. Деваться ей некуда - победившие хуситы вне всякого сомнения обратят свой взор на ее южные провинции, которые в Йемене считают своими. Вариант "Крымнаш" в йеменской транскрипции звучит как "Асирнаш" - и это вполне серьезно, так как в Джизане, Наджране и Асире - трех юго-западных провинциях Королевства, которые и составляют историческую область Асир, отторгнутую у Йемена, живут такие же йеменцы, шииты-зейдиты и - в провинции Наджран - еще и исмаилиты.

Асиром, кстати, этот праздник жизни точно не ограничится, так как сразу за ним есть еще одна историческая область - Хиджаз, которую эр-риядские эмиры воевали долго, упорно и не снискали у местного населения по этому поводу глубоких симпатий. Хиджаз - это Две святыни: Мекка и Медина, без которых Саудовская Аравия перестанет представлять столь сакральное значение для исламского мира. В общем, аналогий здесь бездна - и с Крымнашем, и с сакральным местом, и скрепами, и тому подобное.

Возможное восстание в Асире и нападение хуситов не слишком беспокоят Аль-Саудов, однако время сейчас крайне неудачное для династии: на севере активно ведет свою игру Исламское государство, которое пока борется за выживание, однако в любой момент способно перейти к активным действиям, тем более, что это может резко изменить все расклады в регионе. Если прямо сейчас Иран - ситуативный противник ИГ и воюет с ним, не позволяя распространиться к Багдаду и южнее, то в случае, если ИГ атакует Саудовскую Аравию, Иран немедленно станет ситуативным союзником ИГ.

Умные и рациональные руководители Шуры ИГ прекрасно понимают обстановку так, как она есть. Их главные силы до сих пор не задействованы в боях в Фаллудже и Тикрите - там дерется их молодняк, причем весьма неплохо дерется. Потери огромные, но иракская армия, шиитское ополчение и пешмерга за месяц боев так и не смогли добиться значительных побед и результатов, и похоже, что разрекламированные "битвы за Тикрит и Фаллуджу" так и останутся рекламой.

ИГ ждет своего шанса - и в случае резкого обострения обстановки на юге Саудовской Аравии он вполне может появиться. Судя по тому, что саудиты уже "стащили" к Йемену полуторасоттысячную армейскую группировку, в случае наземной операции ее придется усиливать - война в Йемене для Саудовской Аравии станет тяжелейшим испытанием - она вообще толком не воевала никогда после блестящих побед Абдельазиза Аль Сауда, а его блестящие победы были достигнуты во времена катастрофического упадка Османской империи, когда ему и сопротивляться-то было некому. Пожалуй, лишь трезвое понимание этого весьма прискорбного обстоятельства пока останавливают саудовских генералов и принцев от шапкозакидательства и "возьмем Сану двумя полками".

Наконец, у Саудовской Аравии есть и третий потенциальный фронт, который пыхнет практически сразу, как ослабнет военно-полицейское давление - Восточная провинция, она же - бывшая историческая область Эль-Хаса, опять же - населенная шиитами. И если в Йемене у Ирана руки, в общем-то, связаны, то Восточная провинция для иранской агентуры - проходной двор.

Ну, и остается (и никуда не девается) еще одно, четвертое неприятное обстоятельство для Саудовской Аравии: династические непонятки с престолонаследием. Формально все в порядке: есть король, есть кронпринц и есть третье лицо, он же второй вице-премьер и сын бывшего кронпринца Найефа Мохаммед. Вот только совершенно неясно, насколько в итоге согласны с этим всем конкурирующие группировки, которые не выносят сор из избы на публичный просмотр, но и вряд ли так просто согласились с этим назначением. Оно означает, что династия может изменить правила престолонаследия, и теперь королями всегда будут представители только одного клана династии - Судейри. Это слишком революционное решение, чтобы предполагать, что всё уже решено.

Нынешний король, как и все предыдущие, не просто стар, а суперстар. Плюс Альцгеймер, что для восьмидесятилетнего человека, мягко говоря, не экзотика. Поэтому проблема может вспыхнуть в любой момент, и он, как это всегда случается, будет самым неподходящим.

Вот, собственно, когда на весах находятся все эти соображения, можно понять, почему Саудовская Аравия все-таки влезла в Йемен, а также почему она так не спешит туда влазить окончательно. Желания нет, резона нет, но деваться тоже некуда.