А король-то голый...

За три с лишним года войны в Донбассе российская не-сторона конфликта, а равно и всецело находящиеся под ее влиянием местные «элиты», в совершенстве освоили псевдозначимую терминологию, которая если и потрясает, то исключительно воздух, но не собеседника. Время от времени они бросают в сермяжную публику громкие и не всегда понятные рядовому гражданину, судьбу которого собственно они и призваны решить, глубокомысленные словеса типа «имплементация», «нормандский формат», «диалог о модальностях» и тому подобные смысловые дымзавесы, искусно скрывающие простую и нерадостную суть минских партнерских договоренностей подобно сказочному платью голого короля. Расчет, видимо, делается на то, что никто, кроме наивных детишек не посмеет вслух сказать: «Что это за бессмысленный набор слов? Я не понимаю, о чем вы говорите, и вообще, кто здесь?», не желая выглядеть непроходимым глупцом или человеком, находящимся не на своем месте.

Подобное интеллектуальное мещанство ярко и уничижительно было описано еще великим насмешником над всяким постыдным общественным явлением А.П. Чеховым: «Они хочут свою образованность показать и всегда говорят о непонятном!», но увы, по сей день это забавное, если бы оно не стало столь опасным для посконных и сермяжных обывателей, явление не утратило своей актуальности и не перестало быть востребованным трендом в квазиэлитах современного общества.

Российские авторы нанодоговоренностей, многоходовочек и наихитрейших планов хотят не только «свою образованность показать» за счет жителей Донбасса, но и скрыть истинный смысл своих наколенных произведений от них же. Возможно, подобному стилю общения с народными массами их выучили бездарные в педагогическом смысле подворотни, где сверхдержавные гроссмейстеры обретали свою пресловутую «образованность». Ибо в академических кругах старой советской школы был принят совершенно иной стиль общения, который был столь же далек от современного запугивания неофитов якобы высокоумными терминами, сколь болонская система далека от школы Макаренко и Сухомлинского. Задача интеллектуала, который позиционировал себя носителем неких высоких знаний, по объективным причинам временно недоступных широким массам, в суровые дни «тоталитарного советского режима» заключалась в том, чтобы любому желающему донести суть и смысл высокого полета мысли на доступном даже полному профану языке.

Но поскольку постсоветские российские «элиты», изрядно поднаторевшие еще в бытность свою партийными функционерами средней руки в искусстве притворяться, лгать и выкручиваться во имя личной выгоды, не особо вникая в сложные проблемы идеологической системы, их вырастившей и вскормившей на свою голову, в совершенстве освоили язык лозунгов, тезисов, псевдонаучных терминов, афоризмов и ярлыков, напрочь при этом утратив способность донести до аудитории, кроме впечатляющей словесной формы еще и суть своих не весьма глубоких замыслов, приходится простецам самостоятельно, вооружившись словарями, пытаться разгадать сакральные термины высокой геополитики.

И коль скоро постсоветские элиты страны 404 вышли из тех же рядов не коммунистов, а «членов партии», а это две большие, и даже диаметрально противоположные разницы, то им также не чуждо поверхностное умничание и повсеместное применение иностранных слов там, где даже великой и могучей соловьиной «протомовы» не хватает, чтобы выразить переполняющие экспертов чувства и мысли. К примеру, внаукраина оповестила своих бывших донбасских небратьев, «сепаров» и «колорадов» о готовящемся законопроекте «О коллаборантах». Об этом в эфире «Радио Свобода» рассказала юрист, глава общественной организации «Пространство возможностей» Ирина Лоюк:

«На сегодняшний день закон уже готов, мы достаточно долго готовили его, изучая иностранную практику построения отношений с коллаборационистами в других странах, чтобы полученные данные вложить в основу нашего закона. В данном случае, мы прекрасно понимаем, что в имеющийся на данный момент криминальный кодекс мы не сможем внести изменения относительно тех людей, которые уже совершили криминальные преступления. Мы можем использовать только те статьи, которые есть, это – государственная измена или террористическая деятельность. Что же делать с теми людьми, как сказал Антон Геращенко, которые не совершили очень тяжких преступлений, у которых нет крови на руках? Просто простить их за содействие оккупации нельзя, потому что это ведет к ощущению безнаказанности. Поэтому, используя опыт западных стран, используя рекомендацию ПАСЕ, мы решили, что наиболее лучшим способом будет введение административных ограничений.

Они будут касаться права занимать определенные государственные должности, участия в выборах, на допуск к гостайне, у нас очень большой перечень ограничений к тем людям, которые проявили нелояльность к Украине. Этот закон прописан на 25 лет, он будет касаться людей, которые занимали определенные должности в органах государственной власти, людей, которые организовывали массовые мероприятия в поддержку ЛДНР. Наказаны будут все, даже коммунальщики, − рассказала Ирина Лоюк.

К сведению упомянутых коммунальщиков, то есть людей, посвятивших себя общественно полезному и трудоемкому ремеслу, в силу сверхзанятости не имеющих возможности и досуга вникать в тонкости внаукраинского правоведения, пресловутый «коллаборационизм», в котором их заглазно обвиняет укроюрист, в данном контексте заключается ни в чем ином, как в активном сотрудничестве с мнимыми российскими оккупантами, присутствие которых в ЛДНР по сей день при всех потугах мирового сообщества, увы, не доказано. Однако правоведа Лоюк (кто она такая вообще?) это не останавливает, ибо презумпция виновности произвольно распространена на всех жителей Донбасса вне зависимости от их политических взглядов, национальности, пола, возраста, вероисповедания и прочих личных и деловых качеств. Вот такой неутешительный диалог о модальностях в невнятном нормандском формате решает судьбу дворников, слесарей, врачей, учителей, водителей, строителей, шахтеров и вообще всех существующих категорий граждан ЛДНР, вплоть до женщин, детей, пенсионеров и инвалидов.

А в это время, пока высокие стороны конфликта соревнуются в том, кто наилучшим образом свою «образованность» продемонстрирует оппоненту, укрокаратели, говоря простым и понятным обычному человеку языком, потихоньку «отжимают» республиканские территории вместе с людьми, их населяющими, с теми самыми простецами, которых, как и всяких «коллаборационистов», попавших во мрак дымзавесы недоступных простым смертным, но судя по всему, нечеловечески умных слов, несомненно утешат как сами «модальности», так и их «имплементации»:

«Украинская сторона СЦКК информирует: подразделения ВС Украины не совершали продвижения вперед. Силы АТО полностью придерживаются минских договоренностей. Подразделения ВС Украины в зоне проведения АТО могут совершенствовать свои позиции на линии разграничения сторон в рамках минских договоренностей», — говорится в заявлении украинской стороны в СЦКК на странице в Facebook.

Этому заявлению украинской стороны в СЦКК вторит заявление офицера Генштаба Вооруженных сил Украины Владислава Волошина в субботу, 1 декабря, в эфире Громадського ТВ. По его мнению, поселки Травневое и Гладосово под Горловкой «никто не освобождал», потому что они и так располагались на контролируемой укрохунтой территории: «Эти населенные пункты были под нашим контролем, там, скажем, не ходили каждый день вооруженные люди, и не было траншей накопанных много. Мы просто зашли, передислоцировали туда подразделения и начали там возводить укрепления».

Еще в Библии было весьма мудро сказано о том, что «древо судят по плодам, а человека по делам», поэтому неплохо было бы гражданскому обществу ЛДНР звучные и высокоумные словеса оставить на совести или ее отсутствии их громкогласных глашатаев, а больше уделять внимания делам, поступкам либо преступному бездействию тех, кому действовать надлежит.

Иначе пока политические партнеры-словоблуды будут перебрасываться афоризмами, ярлыками и звучными иностранными терминами, в то же самое время укрокаратели, далекие от стилистических высот, «просто зайдут, передислоцируют подразделения и возведут укрепления» прямо на площади Ленина в Донецке, со всеми вытекающими негативными последствиями для коммунальных и прочих «коллаборационистов».

И если подобный хитрый план все-таки будет осуществлен, то исключительно при полном непротивлении республиканского значения секты свидетелей минских соглашений, наглухо загипнотизированных «модальностями» и их «имплементациями», стесняющимися признать, что роскошное информационное платье голого короля, ловко скроенное заезжими кураторами, советниками и прочими не весьма порядочными пропагандистскими «портняжками», несуществующий шлейф которого они так долго и усердно носили напоказ недоумевающей публике, на самом деле изначально отсутствовало:

«Ни один человек не хотел признаться, что он ничего не видит, ведь это означало бы, что он либо глуп, либо не на своем месте сидит. Ни одно платье короля не вызывало еще такого восторга.

— Да ведь он голый! — сказал вдруг какой-то ребенок.

— Господи Боже, послушайте-ка, что говорит невинный младенец! — сказал его отец.

И все стали шепотом передавать друг другу слова ребенка.

— Он голый! Вот ребенок говорит, что он голый!

— Он голый! — закричал наконец весь народ.

И королю стало не по себе: ему казалось, что люди правы, но он думал про себя: «Надо же выдержать процессию до конца».

И он выступал еще величавее, а камергеры шли за ним, неся шлейф, которого не было».

Тут и сказочке конец, а кто внимательно слушал - тот, надо думать, извлек несомненную пользу для себя на будущее.