Можно ли вернуть СССР?

Александр РУСИН

Говорят, что вернуть СССР в прежнем виде уже нельзя.

С одной стороны, это действительно так - много воды утекло, ситуация изменилась, советская промышленность разрушена, да и не актуальна она уже в прежнем виде - технологии ушли далеко вперед, сами принципы работы во многих отраслях стали другими.

Нет больше прежнего пролетариата, который считался системообразующим классом в советской системе. Кто будет возвращать к жизни СССР? Так называемый офисный планктон? Манагеры? Работники торговли? Или может быть чиновники? Никому из них СССР по большому счету не нужен.

За последние 26 лет выросло целое поколение, которое не знает, что такое СССР, а если и знает, то исключительно по кинофильмам и рассказам родителей.

Уже подрастает поколение тех, чьи родители сами родились после распада СССР или незадолго до, в конце 80-х, в результате чего Советский Союз они практически не помнят.

Все это так.

Однако давайте посмотрим на вопрос с другой стороны:

( Свернуть )

Много ли было в 91-м году свидетелей дореволюционной России?
Много ли было тех, чьи родители хотя бы помнили дореволюционную Россию?

В 91-м году только немногочисленные старушки, которым было под 90 лет, что-то помнили про дореволюционную Россию, если вообще были в здравом уме и твердой памяти, в их-то возрасте. Однако они никакого участия в политических процессах не принимали ввиду своего почтенного возраста и слабого здоровья.

Ни Ельцин, ни Гайдар, ни Чубайс, ни прочие Собчаки и Собчачки, Новодворянские и Новокрестьянские дореволюционной России не помнили и не могли помнить, потому что родились намного позднее 1917 года. У большинства даже родители родились после 17-го.

Однако отсутствие личных воспоминаний о дореволюционной России нисколько не помешало ни Ельцину, ни Гайдару, ни прочим Собчакам и Новодворским взять в руки триколор с двуглавым орлом и размахивать им над головами, уверенно рассказывая о России, которую они потеряли, которая свернула со своего исторического пути, совершила ошибку, пошла не за теми и не туда.

И ладно бы они просто говорили, что Россия зашла куда-то не туда, по факту текущего состояния политики и экономики, но ведь они начали говорить именно про дореволюционную Россию, о которой не имели никаких собственных знаний и представлений. Они начали размахивать не каким-то новым флагом, а именно триколором, который ни разу при жизни не видели ни на одном административном здании. Да и не могли видеть. Равно как и двуглавого орла - тоже ни на одном административном здании они никогда не видели. Однако твердо решили использовать в качестве герба по-новой.

И те, кто вышли на митинг в поддержку Ельцина в августе 1991 года, кто потом голосовал за него на выборах 96-го - тоже не могли помнить дореволюционную Россию. У многих даже родители родились после 17-го, поэтому про дореволюционную Россию они знали разве что по обрывочным рассказам бабушек, да и то не все.

Но это не мешало им махать триколорами и радоваться двуглавому орлу как новому-старому символу, рассуждать о России "которую они потеряли" и с уверенностью заявлять, что в 17-м страна свернула с правильного пути.

Откуда им было знать, с какого пути Россия свернула?

Кто из них присутствовал при том историческом выборе и своими глазами видел, что происходило, чтобы уверенно говорить о том, между чем и чем выбирала Россия?

Никто!

Все остававшиеся в живых свидетели событий 17-го года в 91-м сидели дома и никуда не выходили, а если и выходили, то не дальше лавочки у подъезда. Многие уже и по лестнице спуститься не могли, чтобы куда-либо выйти.

Среди участников событий 91-го года, сторонников Ельцина и прочих "возвращателями потерянной России" свидетелей этой самой "потерянной России" было ноль целых хрен десятых.

После 17-го года сменилось не одно и даже не два поколения - три поколения сменились и четвертое уже было в процессе.

И дореволюционного крестьянства не было уже давным давно, чтобы можно было возвращать дореволюционную аграрную экономику силами тех, кто когда-то ее возделывал.

Не было уже и тех, кого раскулачили в период коллективизации.

Не было владельцев частных лавок дореволюционного периода, не было владельцев дореволюционных заводов, газет и пароходов. И самих газет и пароходов, ходивших до 1917-го года, практически не осталось, только в виде музейных экспонатов. Заводов, основанных в дореволюционной России, и то оставались считанные единицы, потому что многие были уничтожены в годы Великой Отечественной, либо эвакуированы и по сути получили совершенно новую жизнь.

Не было в 1991 году ни дореволюционного крестьянства, ни дореволюционного дворянства. Ни прежней аристократии, ни прежней буржуазии, даже в виде остаточных явлений.

Не осталось ни дореволюционного общества как чего-то цельного, сохраняющего уклад и культуру прежней России, ни дореволюционной экономики, ни дореволюционной жизни.

Однако пришедшие к власти господа вроде Ельцина и Собчака вместе с сотнями соратников и миллионами сторонников начали быстро вспоминать "как оно было" и заниматься реставрацией-реконструкцией дореволюционной России.

Не просто ликвидировали СССР, чтобы построить полностью новое государство, с новой символикой, новой экономикой и новым обществом, а занялись именно реставрацией того, чего не помнили и не могли помнить.

Восстановили символику, начали реставрировать дворцы, переименовывать города и улицы, глав областей назвали губернаторами (что само по себе довольно комично, потому что области по-прежнему называются областями, а не губерниями) и так далее.

Вспомнили про Столыпина, воссоздали Русское географическое общество и многое другое.

Принялись канонизировать Николая Второго, которого они никогда живым не видели и результаты его правления на себе не ощущали, однако пребывают в твердой убежденности, что он был святой. Святой потому что расстреляли? Так ведь не его одного расстреляли. Что теперь, всех расстрелянных считать святыми?

Принялись повышать роль церкви в государстве, публично креститься, ставить свечки, передавать церкви госимущество - это тоже элементы реставрации.

Постсоветская власть и ее многочисленные сторонники начали активно восстанавливать то, чего никто из них не помнил и чему никто из них свидетелем не был.

С 17-го до 91-го еще больше изменилось, еще больше воды утекло, сменилось в три раза больше поколений, прежняя экономика тем более утратила актуальность, сменились почти все технологии, прежней промышленности практически не сохранилось, от прежнего общества не осталось ничего.

Но они все равно взялись восстанавливать Россию образца февраля 1917 года, которую никто из ныне живущих не застал, не помнил и даже от родителей про нее ничего толком не слыхал.

Взялись восстанавливать буквально по картинкам из музеев, по литературным произведениям, по историческим документам, а также по собственным фантазиям о том, как оно было и как могло бы быть, если бы не советская власть.

Фактически занялись альтернативной историей - реставрацией того, что могло бы быть, если бы да кабы.

Так можно ли утверждать в свете вышесказанного, что восстановление СССР - такое уж невозможное дело?

Если спустя 74 года можно было чего-то реставрировать и реконструировать, то почему нельзя спустя 26 или пусть даже 36 лет?

Если после смены трех-четырех поколений можно было пуститься в воспоминания о потерянном предками государстве, то почему нельзя пуститься в аналогичные воспоминания после смены двух поколений?

Если в 91-м, когда вообще никто из действующих лиц и их сторонников не был свидетелем дореволюционной России, можно было чего-то "возвращать взад", то почему нельзя заняться тем же самым в наше время, когда половина страны еще помнит, как был устроен СССР и что он из себя представлял, причем многие из тех, кто это помнит, находятся в зрелом возрасте, твердой памяти и могут еще держать в руках не только флаги с плакатами, но и боевое оружие, причем некоторые могут держать это оружие не хуже молодых.

Если в 90-е, когда не осталось никого из дореволюционных дворян, буржуа или аристократов, можно было заняться формированием нового дворянства и новой буржуазии, то почему нельзя будет заняться формированием нового пролетариата, тем более, что еще много лет будут живы десятки миллионов тех, кто был тем самым советским пролетариатом, советскими инженерами, трудовой интеллигенцией.

Если можно заниматься возвращением к аграрной экономике спустя добрую сотню лет после того, как все развитые страны перешли к постиндустриальной, то почему нельзя будет заняться реиндустриализацией спустя каких-то полвека?

Если внимательно приглядеться к тому, что делают или пытаются делать нынешние реставраторы "потерянной России", то восстановление СССР нисколько не кажется утопичным, наоборот - оно кажется совершенно реальным и даже закономерным.

Если уж вернулись на 100 лет в прошлое и занялись реставрацией-реконструкцией России образца февраля 1917 года, то следующим шагом по логике должна быть реставрация-реконструкция октября 1917 года, потом эпохи НЭПа, коллективизации, индустриализации и развитОго социализма.

Правда здесь следует задаться вопросом: а нужно ли это?

Если только и делать, что вспоминать о потерянных государствах и пытаться восстановить их, можно зациклиться и попасть в историко-реконструкторскую ловушку. Так и будем восстанавливать то одно, то другое. Пришли к власти одни - начали восстанавливать "потерянную Россию", пришли к власти другие - начали восстанавливать "потерянный Союз".

Но главное - посмотрите, что получается у нынешних деятелей из их попыток вернуть "потерянную Россию" - смех и грех.

Губернаторы без губерний. Градоначальники называются мэрами. Административный центр Ленинградской области - Санкт-Петербург. Триколор с двуглавым орлом поднимается под звуки советского гимна, в тексте которого поменяли несколько строк. Парад 9 мая проводится при закрытом мавзолее. Советскую власть критикуют - советскую победу празднуют. И этот список странных несоответствий можно продолжать и продолжать.

Поэтому надо трижды подумать, а нужно ли заниматься реконструкцией Советского Союза?

Не получится ли такой же смешной пародии, какая возникла у реконструкторов дореволюционной России?

Вернуть флаг и герб СССР можно - это вне всяких сомнений, доказано теми, кто спустя 74 года вернул двуглавого орла и поднял триколор.

Вернуть должность генерального секретаря вместо президента тоже можно - доказано теми, кто вернул главам областей звания губернаторов.

Символы и названия вернуть проще простого.

Но вернется ли при этом суть?

Попытки воссоздать Россию "которая была бы, если бы не советская власть" показали, что нельзя войти в одну и ту же реку дважды - вода утекла, общество изменилось, образ жизни изменился, уклад изменился, обстановка изменилась - все изменилось. И современная Россия ничем не похожа на дореволюционную, разве что гербом и некоторыми историческими названиями.

Примерно так же будет и при попытке воссоздания Советского Союза - он будет напоминать прежний только названиями и символикой, а населяющие его люди будут уже другими. Даже несмотря на то, что многие из ныне живущих родились в СССР и помнят, каким он был.

Вот я, к примеру, уже не тот, каким был в момент ликвидации Союза. И не буду таким уже никогда. Я помню СССР в мельчайших деталях, у меня осталось много советских вещей, книг и журналов, я даже на работу успел впервые устроиться при советской власти и прекрасно помню обстановку советского периода. Но таким, каким был раньше, я все равно уже не стану - слишком много событий случилось после ликвидации СССР, слишком многое довелось пережить - это уже не выкинуть из памяти и мыслей, не выкинуть никогда.

И те, кто были старше, кому в 91-м было 30 или 40 лет - они тоже не станут прежними советскими гражданами, даже если вернуть СССР со всеми его атрибутами и названиями прямо сейчас. Не пойдут они на завод так же, как шли на него в 91-м году. Да и завода того скорее всего нет, а пока он будет восстановлен (если это вообще будет иметь экономический смысл) - тем, кому в 91-м было 30 лет, наступит время выходить на пенсию.

И дело не только в разрушенных заводах, хотя и в них тоже.

За прошедшие 26 лет мы столько всего пережили, что стали очень другими. Нет больше тех наивных советских граждан, которые жили в СССР. Есть битые рынком россияне, злые и обманутые, недоверчивые, во многом разочарованные, местами растерянные - разные, но уже совершенно не такие, какими были в 91-м - даже те, кто хорошо помнит тот год.

Мы стали другими и никогда уже не станем прежними.

Поэтому вернуть советскую символику, атрибутику, названия учреждений и ведомств - можно, но это будет лишь обертка, а содержание будет совсем другим. Потому что мы стали совсем другие.

Даже те, кто помнит СССР, стали другими, а кто его не помнит - тем более.

Поэтому нужно ли возвращать старую обертку, чтобы завернуть в нее совершенно новое содержание?

Не получится ли в результате очередного обмана, когда внешнее совершенно не соответствует внутреннему и конфликтует с ним? Не будут ли старая внешность и новая внутренность разрушать друг друга?

Будем ли мы так же, как 26 лет назад верить в партию Ленина, зная, что однажды она уже привела страну к упадку и 20 миллионов ее членов ничего не сделали для сохранения Союза, а партийная верхушка наоборот всячески способствовала ликвидации СССР?

Нужно ли ставить очередной эксперимент по реконструкции государства, которое разрушилось по внутренним причинам?

Может быть все-таки не надо возвращаться назад, может быть надо строить нечто новое?

Конечно, новое может на поверку оказаться хорошо забытым старым, однако в момент его строительства это будет восприниматься именно как новое и будет строиться как новое, а не как реконструкция былого.

По факту новое может оказаться похожим на хорошо забытое старое, но уже по факту, а не по подходу.

Наверное не всем понравилось то, что я написал, но вы все-таки задумайтесь об этом.

Потому что вернуть СССР в виде атрибутики - да, можно.
Но сделать его прежним - уже нельзя.

По той простой причине, что мы стали другими, очень другими.

3 Комментария

"Мы стали другими, очень другими".
Стали другими не спорю. Некоторые даже очень другими. Но... В 1991 году мне было 16 лет и сердце рвалось от горечи, что рушилась моя страна. Глаз привлекали красочные фотографии заграничной жизни, но душе была ближе советская жизнь. Сегодня мне 41 год и теперь я твёрдо знаю, что стоит за красочными картинками и душа болит от запечатлённой на фотографиях и в памяти советской жизни. То настолько ли мы стали другими? Ведь даже сегодня мы всё ещё помогаем друг другу и несмотря ни на что и учим этому детей. То может быть не всё потеряно? Не вытравлен ещё в нас советский человек.
А дети... Недавно прочитала книгу Николая Струтинского "Дорогой бессмертия" про луцкое подполье. Прочла слова Прасковьи Савельевой (одного из его руководителей) "Приближается чёрная, страшная минута. Всё тело искалечено — ни рук, ни ног… Но умираю молча. Страшно умирать в 26 лет. Как хотелось жить! Во имя людей, которые придут после нас, во имя тебя, Родина, уходим мы… Расцветай, будь прекрасна, родная, и прощай. Твоя Паша".
Если наши дети будут читать такие слова они не останутся равнодушными. Они вырастут людьми, потому что не может быть забыт подвиг советских людей. Слишком он велик, слишком ярок. На нём вырастут новые поколения достойные этого подвига. Они и построят новый СССР. Построят с нами или без нас. Это уже зависит от нас.

И ещё добавлю к вышесказанному. "Мы стали другими, очень другими". Но только настоящие советские люди смогли построить СССР. А "другие" тем более "очень другие" ничего хорошего, светлого, доброго построить не смогут. Поэтому пока мы опять не станем людьми, советскими людьми, добрыми, открытыми, дружными, отзывчивыми, самоотверженными, а главное человечными, то незачем и пытаться строить.

Аватар пользователя ulogin_facebook_229152947564156

Строить, безусловно, нужно новое общество. Только глупые люди не делают выводов из прожитого. Мы хорошо знаем, чего делать не надо, соответственно, сделаем все, как надо. С нами наши старики, которые дожили, несмотря ни на что. С нами- наша память, которая нас не подведет. С нами- наши дети и внуки, которым мы подскажем всё, что нужно. И, конечно же, с нами- наши иуды и наши враги, которые будут стараться изо всех сил, чтобы мы не теряли форму. Ребята, у нас- все шансы стать счастливыми, мы просто не можем проиграть, нам это не дадут сделать. Смотрим под ноги, обходим грабли, и да поможет нам Бог!