Осенённые именами русских полководцев

Юрий РУБЦОВ

На пути к освобождению Левобережной Украины

Развернувшуюся ровно 75 лет назад, в июле-августе 1943 г., Курскую битву принято разделять на три части: Курскую оборонительную операцию (5–12 июля), Орловскую (12 июля – 18 августа) и Белгородско-Харьковскую (3–23 августа) – наступательные. Участвовали в сражении не только принявшие на себя удар вражеских полчищ Центральный (командующий генерал армии К.К. Рокоссовский), Воронежский (генерал армии Н.Ф. Ватутин) и Степной (генерал армии И.С. Конев) фронты, но и ряд других фронтов.

 

Спланированная командованием вермахта операция «Цитадель» предусматривала окружение войск Красной армии сходящимися ударами из районов Орла и Белгорода в направлении Курска и дальнейшее наступление вглубь советской обороны. Особенно сильный удар врага пришелся по Воронежскому фронту, которому была доверена оборона южного фаса Курского выступа.

 

23 июля 1943 г. генерал армии Н.Ф. Ватутин докладывал Верховному главнокомандующему: «В результате двадцатидневных напряженных боев войска фронта 23.7.1943 г. вышли на основной, ранее занимаемый ими оборонительный рубеж, успешно завершив фронтовую оборонительную операцию на белгородско-обоянском направлении. В период с 4 по 11.7 войска 6-й гвардейской армии во взаимодействии с частями 1-й танковой армии и правофланговыми частями 69-й армии, нанеся большие потери основной группировке противника, остановили его продвижение на обоянском направлении. 12–14.7 попытки сильных танковых групп противника прорваться… на Прохоровку в обход сильной обороны на подступах к Обояни были отбиты. К этому же времени было остановлено наступление белгородской группировки противника на корочанском направлении. 16.7 войска центра и левого крыла фронта, нанеся противнику большие потери в предшествующих боях, после перегруппировки перешли в контрнаступление и к исходу 23.7 вышли на основной рубеж обороны… В итоге задуманное по плану «Цитадель» наступление противника закончилось для него полным провалом».

Эти победные реляции не отражают всей сложности и драматизма происходившего на южном фасе Курской дуги. Именно здесь враг вклинился в советскую оборону на 30–35 км, тогда как на северном – не более чем на 12. Однако враг не прошёл. Не достигнув намеченной цели – захватить Курск с юго-востока, немцы перешли к обороне. 19 июля командование вермахта вынуждено было признать, что операция «Цитадель» потерпела крах.

За неделю до этого войска трёх советских фронтов – Западного (генерал-полковник В.Д. Соколовский), Брянского (генерал-полковник М.М. Попов) и Центрального – перешли в успешное наступление на орловском направлении. Орловской наступательной операции в Ставке ВГК по подсказке И.В. Сталина дали кодовое название «Кутузов». Громящие противника войска шли в бой, осенённые именем великого русского полководца, победителя Наполеона.

Наши три фронта стремились разгромить главные силы группы армий «Центр» и ликвидировать орловский выступ на западном стратегическом направлении. Правда, вместо ударов под основание выступа советские войска вынуждены были дробить её и уничтожать по частям. На предложение заместителя Верховного главнокомандующего маршала Г.К. Жукова, начальника Генерального штаба маршала А.М. Василевского и генерала А.И. Антонова (первый заместитель начальника Генштаба) окружить в районе Орла группировку противника Сталин ответил, что пока следует побыстрее изгонять немцев с нашей территории, а к окружениям советское командование будет прибегать, когда противник станет слабее. Верховный не мог забыть, как в течение более двух месяцев пришлось ликвидировать сталинградский котёл из-за просчёта с определением численности окружённых там немецких войск (их оказалось в три раза больше, чем предполагалось).

В результате пришлось шаг за шагом преодолевать оборонительные рубежи врага, вытесняя его ударами в лоб, по фронту. «Стремительного броска не получилось, – писал тогдашний командующий Центральным фронтом Маршал Советского Союза К.К. Рокоссовский. – Операция приняла затяжной характер. Вместо окружения и разгрома противника мы, по существу, лишь выталкивали его из орловского выступа».

И все же «кинжал, нацеленный в сердце России», как называли орловский выступ, за 38 дней наступления Красной армии был ликвидирован. Разгромив 15 немецких дивизий, советские войска продвинулись на запад на 150 км. Утром 4 августа войска левого крыла Брянского фронта ворвались в Орёл и к утру 5 августа освободили его.

К этому времени наступление началось и на белгородском направлении. Войска Воронежского и Степного фронтов, осуществлявшие Белгородско-Харьковскую стратегическую наступательную операцию, носившую кодовое наименование «Полководец Румянцев», как видим, также шли в бой, вдохновлённые памятью о легендарных победах русского оружия, одержанных одним из лучших полководцев Екатерины II.

Начав наступление 3 августа, Воронежский и Степной фронты во взаимодействии с войсками правого крыла Юго-Западного фронта (генерал армии Р.Я. Малиновский) стремились разгромить главные силы группы армий «Юг» и создать условия для дальнейшего освобождения Левобережной Украины. И здесь была возможность окружить группировку врага, но Ставка ВГК приняла иное решение – нанести по ней рассекающий удар. 5 августа войска Степного фронта освободили Белгород.

В ознаменование этих славных побед в Москве был дан первый в истории Великой Отечественной войны артиллерийский салют. 5 августа, как только командующие фронтами доложили Верховному о взятии Орла и Белгорода, вспоминал генерал армии С.М. Штеменко (в те дни – начальник Оперативного управления Генштаба), его и первого заместителя начальника Генштаба генерала Антонова вызвали в Ставку.

– Читаете ли вы военную историю? – обратился Верховный к Антонову и ко мне.

Мы смешались, не зная, что ответить. Вопрос показался странным: до истории ли было нам тогда! А Сталин меж тем продолжал:

– Если бы вы ее читали, то знали бы, что еще в древние времена, когда войска одерживали победы, то в честь полководцев и их войск гудели все колокола. И нам неплохо бы как-то отмечать победы более ощутимо, а не только поздравительными приказами.

Мы думаем, – кивнул он головой на сидевших за столом членов Ставки, – давать в честь отличившихся войск и командиров, их возглавляющих, артиллерийские салюты. И учинять какую-то иллюминацию...

Так была возрождена традиция отмечать победы Красной армии торжественными залпами в Москве и каждый залп сопровождать пуском разноцветных ракет, а перед тем передавать по всем радиостанциям Советского Союза приказ Верховного главнокомандующего.

Первый раз за годы войны салют был дан в Москве в тот же день, 5 августа. Столица салютовала войскам, освободившим Орёл и Белгород, залпами 96 орудий войск ПВО и 24 орудий Московского гарнизона. А уже в первой половине августа 1943 года контрнаступление на орловско-брянском и белгородско-харьковском направлениях начало перерастать в общее наступление Красной армии. Впереди был Днепр…