Почему евреям нельзя жить в Германии

Леон Фейхтвангер-младший

В социальной сети "Фейсбук" появилась страница на иврите с интригующим названием: "Репатриируемся в Берлин". Авторы страницы призывают израильскую молодежь переселяться в Германию.

Желающих последовать призыву нашлись тысячи. Во всяком случае, семнадцать тысяч пользователей сети изъявили желание побывать на мероприятии авторов страницы. Сами же инициаторы репатриации в Берлин намерены собрать триста тысяч последователей.

Акция вызвала гнев штатных и внештатных патриотов Израиля в средствах информации и социальных сетях. Главным аргументом при этом является тезис о том, что евреям в Германии жить нельзя или по крайней мере не прилично по соображениям морали.

Но... Кто это решил, что евреям нельзя жить в Германии и на каких основаниях?

Для патриотов Израиля да и просто евреев в той или иной мере чувствующих свою сопричастность к еврейству, ответ на этот вопрос насколько предельно прост, настолько предельно и краток: Шоа (в европейском варианте Холокост, а в русском-Катастрофа). Казалось бы, что еще не ясно?! Нормальный еврей или еврейка никогда не поедет, а тем более, не станет жить в стране, которая несет ответственность за гибель шести миллионов евреев.

Но на самом деле неясностей здесь требующих существенных уточнений в этом вопросе гораздо больше, чем могли бы предположить правоверные евреи, не желающие иметь ничего общего с Германией.

Итак, в Германии евреям жить нельзя, потому что немцы убивали евреев. А в США, авиация которых во время Второй Мировой Войны выжигала немецкие города вместе с населением, в том числе детьми и сбросила атомные бомбы на Хиросиму и Нагасаки, жить можно? А в Британии, во время Второй мировой устроившей голодомор в Бенгалии, унесший жизни как минимум трех миллионов человеки точно так же как и американцы сжигавшей заживо население немецких городов, евреям жить можно?

Кстати, после окончания войны страны-победительницы СССР, США и Великобритания устроили этническим немцам Восточной Европы согласованный геноцид: решение об этом было принято на Потсдамской конференции. Тринадцать миллионов изгнанных из Польши, Чехословакии, Венгрии и Румынии немцев. Миллионы ограбленных, убитых и искалеченных немцев, тысячи изнасилованных женщин. Таков итог согласованного на Потсдамской конференции геноцида немцев в Восточной Европе.

Катастрофа европейского еврейства уникальна - примем это в качестве аксиомы в данной публикации и не будем проводить каких-либо параллелей. Но зададим вопрос: евреям нельзя жить только странах, где убивали евреев или также и там, где убивали другие народы, например, индейцев Северной Америки?

Оставим пока этот нравственно-философский вопрос и зададимся более прозаическим но от этого не менее важным: насколько это правильно с точки зрения исторической логики и этично с точки зрения морали отождествлять современную Федеративную Республику Германии и Третий Рейх, нацистов и немцев?

Германия признает свою ответственность за преступления нацистов, но следует ли из этого, что современная Германия и Третий Рейх - это одно и то же? Точно так же, можно ли ассоциировать, а тем более отождествлять современных немцев и гитлеровских нацистов? И если для кого-то такое отождествление вполне логично и оправдано, то почему эти же люди не призывают отказаться от немецких денег, от немецких подводных лодок подаренных Израилю, грантов и всего прочего, что так или иначе связано с этой страной?

А если уж различать между Третьим Рейхом и ФРГ, то, по большому счету, ничего кроме благодарности у израильтян по отношению к послевоенной Германии быть не может! Потому что именно ФРГ спасла Израиль от голода в первые годы существования еврейского государства.

Сразу после провозглашения государства Израиль и первой арабо-израильской войны в стране была введена карточная система, просуществовавшая до середины пятидесятых годов.

"Вождь, дай хлеба", - скандировали голодные израильтяне, обращаясь к первому премьер-министру страны Давиду Бен-Гириону.

"Хлеба у меня нет. Есть мечта", - парировал вождь, видимо считая свой ответ весьма достойным.

Хлеб израильтянам в эти годы дала именно послевоенная Германия, в качестве компенсации за Холокост.

После окончания второй мировой войны прошло шестьдесят девять лет. За это время в Германии успело вырасти и состариться поколение немцев, родившихся во времена Третьего Рейха. Тем, кто родились в Германии в сорок пятом, в следующем году исполнится семьдесят лет. И тем не менее, ФРГ по-прежнему признает свою ответственность за преступления нацизма, в том числе и за Холокост, продолжая выплачивать компенсации жертвам нацистских преследований, возвращать собственность в Германии наследникам владельцев, погибшим в концлагерях.

Наконец, выжившие после войны евреи-узники концлагерей и гетто, беженцы, да и просто евреи переселившиеся в Германию, живут здесь гораздо лучше, чем в Израиле. Во всяком случае, в Германии нет нуждающихся среди стариков переживших Холокост. В Израиле таких тысячи, а возможно и десятки тысяч.

О нуждающихся стариках в Израиле, переживших Холокост, поведала с трибуны Кнессета Дора Росс - сама чудом выжившая в Катастрофе. Обращаясь к депутатам израильского парламента, эта бесстрашная женщина прямо сказала: "То, что вы сделали с выжившими в Катастрофе, преступление и позор! Что вы сделали с моими деньгами (имелись в виду деньги германских компенсаций жертвам Холокоста)? Посмотрите на выживших в Катастрофе. Они не могут позволить себе обогреть свое жилище зимой, не могут позволить себе купить еду или лекарства.... Дайте нам достойно умереть."

После этого правительство Израиля сделало для выживших в Катастрофе бесплатными лекарства и "подарило" каждому из этих людей три тысячи шекелей.

"Мне подарили мои деньги, - горько ухмыльнулась моя мама по этому поводу. - Вернее, из моих денег. Спасибо!"

Принимая у себя еврейских эмигрантов из СССР-СНГ, ФРГ приняло их у себя гораздо лучше, чем это сделал Израиль в рамках репатриации. Немцы, в отличие от израильтян, не издевались над профессорами и врачами, отправляя их на мытье туалетов и задниц.

Я не слышал о покончивших собой в Германии евреях вьехавших в Германию в качестве беженцев. В Израиле счет самоубийств среди репатриантов в первые два года шел на сотни, примерно по одному самоубийце в день.

И тут следует задать другой, не менее важный вопрос: а какие основания и вообще, какое моральное право есть у Израиля для осуждения Германии и немцев?

Кому-то вопрос может показаться абсурдным. Но если обратиться к истории, то этот вопрос уже не покажется таким нелепым. История взаимоотношений Германии и еврейской общины в Палестине насчитывет уже почти сто пятьдесят лет. Первые колонисты из Германии, появились в Палестине примерно за двацать лет до начала сюда первой массовой иммиграции евреев, известной как Первая Алия.

К тому времени, когда в Палестине создавались первые киббуцы, здесь уже существовали передовые германские сельскохозяйственные колонии. Германцами были построены современные дороги, поселения, успешно внедрялась современная сельскохозяйственная техника, применялись передовые методы строительства.

В период с конца семидесятых годов позапрошлого века и по крайней мере до конца Первой мировой войны германские колонисты оказали на развитие экономики и инфраструктур Палестины гораздо более существенное влияние, нежели еврейские. Германские архитекторы спланировали целые города, например, Беер-Шеву и Зихрон Яаков. И до сих пор ни один строительный или архитектурный проект в Израиле не превзошел по качеству построенные германскими колонистами кварталы крупных израильских городов, как, например, германская колония в Хайфе, Иерусалиме, в Тель-Авиве и Яффо.

И если копнуть глубже, то легко обнаружится, что в самом начале Третьего Рейха, в 1933 году, при посредничестве Хаима Арлозорова, фактически исполнявшего обязанности министра иностранных дел в руководстве Ишува- еврейской диаспоры Палестины, между Еврейским Агенством известным и сегодня как "Сохнут" и Третьим Рейхом был заключен договор о Трансфере. Суть этого договора заключалась в том, что деньги от продажи имущества покидавших нацистскую Германию в рамках насильственной эмиграции немецких евреев делились между Третьим Рейхом и Ишувом. Ишув получал свою часть денег в виде сельскохозяйственных машин, строительных материалов и прочего.

Доходы Ишува от этой сделки с Третьим Рейхом составляли до 60% от ВВП, производившегося еврейским анклавом Палестины в период приблизительно с 1933 по 1938 годы.

Более того, на территории Третьего Рейха вплоть до, примерно 1938 года, а по некоторым оценкам до 1942 года действовали тренировочные лагеря для подготовки молодых евреев к эмиграции в Палестину. Лагеря эти действовали в рамках сионистского проекта, руководились сионистскими организациями и курировались ГЕСТАПо.

В Берлине, в собственном офисе обретался до 1936 года и Хаим Вайцман - будущий президент Израиля.

Справедливости ради следует отметить, что вопрос о сотрудничестве с нацистской Германией поставил еврейскую общину Палестины на грань гражданской войны. Лидер ревизионистов Владимир Зэев Жаботинский, друживший с Муссолини, в то же время ненавидел Гитлера и клеймил своих оппонентов из левого лагеря за сделку с нацистами, называя соглашение о Трансфере договором с дьяволом.

Но дело не только в этом договоре. Не менее остро можно поставить и вопрос о том, что сделало сионистское движение вообще и еврейский анклав Палестины для спасения европейского еврейства во время Холокоста?

Широко известны высказывания сионистских лидеров, в частности, Хаима Вайцмана, Давида Бен-Гуриона и Ицхака Гринбойма о судьбе европейского еврейства. Хаим Вайцман называл гибнущих в Холокосте евреев пылью. (Заявление было сделано на сионистском конгрессе в 1937 году, где будущий президент Израиля Хаим Вейцман сказал следующее: "Меня спросили: "Ты можешь переселить в Палестину шесть миллионов евреев? Я ответил: "нет". Из этой глубокой трагедии я хочу спасти... молодых. Старики уйдут из этого мира. Или они выстоят перед приговором судьбы, или не выстоят. Они пыль, пыль экономическая и моральная в жестоком мире... Только молодые смогут выжить. Они (старики) должны принять это".

Ицхак Гринбойм, ответственный в руководстве анклава за помощь европейским евреям, заявил, что одна корова в Палестине дороже всех евреев Польши.

А это уже первый премьер-министр Израиля Давид Бен-Гурион на съезде партии МАПАЙ (социалистической рабочей партии Израиля) в июле 1949 года: "Среди выживших в германских концентрационных лагерях изначально были люди, которые, если бы не были тем, чем были: людьми тяжелыми, плохими (злыми), эгоистичными - они бы не выжили и то, что они пережили уничтожило в их душах все, что было хорошего".

И вот еще не менее известный перл первого премьер-министра Израиля: "Если я я буду знать что можно спасти всех (еврейских) детей Германии путем отправки их в Англию и только половину, путем отправки их в Палестину (Эрец Исраэль) я выберу второе, потому что у нас долг не только перед этими детьми, но и перед историей народа Израиля". Приписывается Бен-Гуриону Мартином Гилбертом , Нью- Йорк Таймс, 21. 06. 1987

Какой вывод можно сделать из подобных заявлений?

Из вышеприведенных заявлений логически напрашивается вывод: никто из этих людей не собирался спасать своих европейских собратьев в период Катастрофы.

- Чем больше погибнет евреев в Европе, тем больше у нас будет оснований требовать для себя государство, - заявил в 1943 году Хаим Вейцман - будущий президент Израиля. Гибель европейского еврейства Вайцман рассматривали как необходимое условие для создания государства Израиль.

Чем занимались будущие лидеры государства Израиль и подвластные им структуры в период Холокоста, по сей день является одним из самых малоисследованных вопросов в современной истории. Как бы то ни было, большинство прежней и нынешней израильской элиты, государственные чиновники и те, кто распоряжаются германскими компенсациями, от Холокоста были либо чрезвычайно далеки, либо не имеют никакого отношения к Холокосту, либо их роль в этой истории недостаточно исследована.

И логически возникает вопрос: а какое право все эти люди имеют для критики Германии и тех евреев, которые хотят жить в этой стране? Разве они обеспечили своим единоверцам и согражданам в Израиле такой же уровень благосостояния и безопасности какой обеспечила Германия живущим здесь евреям? Разве Германия хуже чем они заботится о жертвах Холокоста или недостаточно делает искоренения любых форм расизма?

Для справки: за нацистское приветствие в Германии положен солидный тюремный срок. То же самое за отрицание Холокоста. Для нацистских преступников здесь нет срока давности, хотя после войны многие нацистские чиновники остались на своих должностях и при новой власти.

В свою очередь Израиль не жалеет денег на культ Холокоста. В рамках этих усилий тысячи израильских школьников ежегодно прилетают в Польшу и Германию, чтобы воочию увидеть те места, где нацистами массово уничтожались евреи - Освенцим, Бухенвальд, Дахау. При этом мало кто из израильтян изучавших историю в рамках школьной программы знает о том, что выживших в Катастрофе евреев в Израиле называли "мылом", подразумевая этим, что из узников концлагерей нацисты делали мыло как из собак.

Выживших в Катастрофе европейских евреев третировали как позволивших издеваться над собой и покорно шедших на заклание как скот.

Шай Агнон - единственный израильский лауреат Нобелевской премии в области литературы, получивший свою премию не столько за литературное дарование, сколько за популяризацию еврейской тематики, также выразил свое отношение к жертвам Холокоста в рассказе "ха-симан" (знак): "Лучше жить в стране Израиля, чем за ее пределами, стране Израиля, которая дала нам силы стоять на своем, не так как за ее пределами, где мы послушно шли на бойню". Для справки: выражение "шли как скот на бойню", родилось из листовки Аббы Ковнера, изданной 31.12.1941 года в гетто Вильнюса и звучали его слова так: "Не пойдем как скот на бойню!"

Миф о еврейских проститутках в нацистских концлагерях и еврейских Гетто родился не где-нибудь, а именно в еврейском анклаве Палестины еще в 1945 году.

В октябре 1945 года командир Пальмаха (еврейской милиции в подмандатной Палестине) Ицхак Саде - впоследствии прославленный израильский генерал, опубликовал рассказ "Моя сестра на берегу", в котором рассказывает о женщине, которая среди прочих нелегальных иммигрантов сходит под покровом ночи с корабля, перевозившего уцелевших в Катастрофе европейских евреев на берег Земли Обетованной. Автор зовет ее "своей сестрой". На ее локте он обнаруживает татуировку: "проститутка для офицеров" и осознает, что она была вынуждена служить нацистам в качестве проститутки и также, что была стерилизована. И тогда автор клянется "своим сестрам": "Во имя этих сестер своих я буду сильным, во имя этих сестер своих я буду смелым, во имя этих сестер своих я буду также жестоким".

Эта история была, что называется, "высосана из пальца" автором, поскольку, во-первых, расовые законы нацистской Германии запрещали интимные связи между арийцами и неарийцами, а тем более, между немцами и евреями. К тому же подобные татуировки были только у узников Освенцима и Биркенау и не в виде надписей, а в виде номеров.

Посредством этого рассказа Ицхак Саде, как он видимо позже объяснил, хотел мобилизовать молодежь еврейского анклава на помощь нелегальным иммигрантам, выжившим в Катастрофе. В действительности же он создал в сознании уроженцев анклава стереотип, согласно которому все выжившие в Катастрофе молодые женщины и девушки были проститутками в нацистских концлагерях и гетто.

С тех пор все женщины выжившие в нацистских концлагерях воспринимались ими не иначе как проститутки, а мужчины - как уголовники или коллаборционисты.

Вся эта кампания против выживших в Катастрофе не встретила никакого ни осуждения, ни вообще какой-либо реакции со стороны израильских элит, хотя выжившие в Катастрофе евреи внесли, наряду с советскими солдатами и офицерами, решающий вклад в победу Израиля в первой арабо-израильской войне и никогда не требовали и не просили для себя каких-либо привилегий: работали и устраивались как могли в новой жизни.

Кстати, идея Яд Вашема первому премьер-министру Израиля не нравилась - он не хотел какого-либо статуса для выживших в Катастрофе. Но в конце-концов уступил, видимо вняв словам министра иностранных дел Абы Эвена: "No Business Like Shoah Business!"

В Германии ни после войны, ни сейчас никто не позволит себе такое отношение к евреям. Наверное к большому сожалению израильских политиков, последняя надежда которых - неонацисты.

Антисемитизм - это самый дешевый способ удержать евреев в стране и завезти новых. Гораздо дешевле, чем поднимать уровень культуры, благосостояния и безопасности для собственных граждан до европейского. Но подобная уловка действует не на всех и особенно слабо - на молодых израильтян.

Вопли отчаяния об аморальности отъезда в Германию последняя неловкая попытка удержать израильскую молодежь.

В ответ на укоры и осуждения немцы привычно молчат. Да и нужно ли что-то отвечать? ФРГ не так мало уже сделало для Израиля и просто евреев, и продолжает делать.

И последнее. Для того, чтобы осуждать чей-то поступок, нужно находиться в ситуации этого человека. Я не думаю, что осуждающие своих соплеменников, эмигрирующих в Германию, имеют те же проблемы и живут так же, как те, кого они осуждают.

Источник: http://forum-msk.org/material/kompromat/10554990.html