Путинская нейтральная РФия- политический гермафродит

Олег БОРОВСКИХ

Сегодня многие откровенно недоумевают: с чего это вдруг Штаты окрысились на Иран? Чем он спровоцировал такой жёсткий наезд со стороны Вашингтона, включая широкомасштабные санкции? И почему Европа на сей раз не спешит безоговорочно поддерживать своих американских союзников?

Иран в общем-то не сделал никаких особенных антиамериканских шагов. Это всем понятно – в том числе и европейцам, и самим американцам.

Но Иран хочет стать региональной сверхдержавой. Империей местного, ближневосточного уровня. Хочет иметь своих сателлитов в этом регионе – и потому активно вмешивается во все, что происходит у соседей. Старается насаждать у них свою идеологию – то бишь ту форму ислама, которая заметно отличается от господствующего в большинстве окружающих стран, в том числе в Саудовской Аравии.

Американцы же в своих действиях жёстко руководствуются простейшим принципом, согласно которому в мире должна быть только одна империя – Соединённые Штаты Америки.

Именно поэтому США после их победы во Второй Мировой (которую по выгодам выиграли именно они – преимущественно русской кровью) постарались разрушить все другие мировые империи. Даже самые дружественные. В том числе была разрушена Британская империя, Французская колониальная держава и такие колониальные полуимперии как Голландия, Бельгия или Португалия.

Шаг за шагом, год за годом, десятилетие за десятилетием, медленно, но упорно – американцы убирали с карты мира всех крупных соперников.

Больше всего пришлось повозиться с Советским Союзом. Но в конце концов было покончено и с ним.

На всякий случай США уничтожили как единое целое и такие постсоциалистические страны как Чехословакия и Югославия, которые хотя бы теоретически могли претендовать на роль региональных лидеров.

Иран после его революции 1979 года обрёл свою идеологию. И именно поэтому стал опасен в качестве соперника.

Ведь идеология – это для государства то же самое, что яйца для мужчины. Они делают человека мужиком. Идеология превращает государство в империю.

Поэтому как только у Ирана появилась идеология – у него начались серьёзные проблемы с США. Был момент, когда наивный интеллектуал Обама, недопонимавший некоторых вещей, заключил с Ираном некую доверительную сделку – и отношения между этими двумя странами стали налаживаться.

Обаме казалось, что Россия – куда опаснее Ирана, и потому нужно сосредоточить все усилия на сдерживании России. А с Ираном можно и подождать – он и на географической карте мира выглядит куда скромнее своего северного соседа.

Но сменившие Обаму хозяева Белого дома смотрят на мир более трезво и расчетливо.

У нынешней России – нет никакой идеологии. И даже кремлёвское руководство, застрявшее промеж ненавидящих друг друга олигархов и народа, шарахается от призрака любой идеологии как чёрт от ладана.

А это означает, что нынешняя Россия – не империя. У неё нет тех самых политических яиц – а значит, она не самец.

Это баба. Пусть даже вздорная, взбалмошная, хамоватая и вороватая, готовая кинуть камнем в соседское окно – но тем не менее баба.
Поэтому Россия не может быть для Штатов, налившихся при Трампе новым мессианством, опаснее Ирана. Иран покамест слабей и меньше России – как всякий прыткий мальчик может быть слабей взрослой сильной женщины. Однако рано или поздно он разовьётся, если его не сдержать, в сильного мужчину. А женщина не превратится в мужчину никогда.

Вот потому-то Штаты и ополчились против Ирана. Они хотят задушить эту нарождающуюся империю, прежде чем она стала слишком сильной.

Тем паче что Ближний Восток – это нефтегазовое подбрюшье Запада, его нефтяная бочка.

И появление чужого петуха в том курятнике для Вашингтона крайне нежелательно.