Рабочий класс России уходит в люмпены: работы уже нет, а люди еще есть…

Анастасия МИРОНОВА

Торговый центр в Петербурге. Огромные галереи, по которым ходят всякие туристы. В центре одного из таких пассажей – островок с косметикой из Мертвого моря. Там на пятачке примерно в шесть квадратных метров крутятся четыре женщины. Но никто не хочет смотреть их кремы по 10 000 рублей за баночку. Женщины стоят с самого утра, у них озлобленные и тревожные лица. Кожа несвежая, у одной – в подкожных угрях, которые она попыталась скрыть тональным кремом.

Даже если бы покупатели совсем обезумели и побежали тратить последние деньги на кремы с грязью Мертвого моря, у этих женщин они все равно ничего бы не купили – слишком уныло и безнадежно выглядят.

И не могут выглядеть иначе – потому что знают, что вот-вот лишатся работы: за час, что я сидела напротив, к ним подошел всего один человек. Они стоят за красивой витриной вчетвером, хотя здесь и для одной работы нет. А у них наверняка испытательный срок: минимальный оклад и премия, привязанная к продажам. И хорошо еще, если им по увольнению хотя бы минималку заплатят. А могут и не заплатить – ведь они за месяц только тюбик пасты продали.

Но сколько же людей в нашей стране перебиваются подобными работами! В том же ТРЦ были и другие аналогичные островки: два парня продавали чехлы для телефонов, за ними разместилось торговое пятно с табаком и мелкими подарками… И мне вдруг стало по-человечески страшно и обидно за этих людей.

Сколько они проработают за своими стойками? Насколько это надежная работа? А надежней ли устроиться в доставку еды?

Недавно Петербург вслед за Москвой заполнился доставщиками еды одного известного сервиса. На Невском можно за 15 минут встретить десять человек с сумками-коробами. Интересно, сколько в среднем длится занятость на этой службе? Там можно стабильно проработать хотя бы год?

Или возьмем курьеров – одну из самых популярных сейчас профессий мужчин среднего возраста, наравне с профессией охранника-вахтера. Они возят письма, покупки из интернет-магазинов и т.п. Конкуренция тут огромная, зарплаты смешные, увольняют за любую мелкую провинность. Будете вечером в метро – оглянитесь: каждый тридцатый человек окажется курьером. «Тридцать пять тысяч одних курьеров»! И никто из них не уверен, что будет иметь работу завтра.

Вы только представьте, как много людей в России годами так работают. У нас, вероятно, не миллионы, а десятки миллионов кочуют по временным работам: месяц продают аксессуары к телефонам, два месяца они консультанты по насосам, полгода – агенты по рекламе…

А таксисты? Где они будут работать через несколько месяцев бессонного, на измот труда? И есть еще всякие мошенники, продающие системы очистки воды и пылесосы в кредит по 100 тысяч руб.

А риэлторы? Их сегодня, несмотря на проседание рынка недвижимости, стало очень много. И все они голодны. Я сейчас продаю квартиру своей родственницы, в объявлениях указан мой телефон. И мне звонят порой до восьми утра – не покупатели, риэлторы! Я еще сплю, а они уже на работе. И работают даже не за деньги, а лишь за право получить надежду на них.

Все эти люди, работая то там, то тут, не просто не имеют больничных и отпускных, но и не имеют вообще никаких горизонтов планирования дальше нескольких недель.

Десятки миллионов вынуждены конкурировать за рабочие места, не требующие никакой квалификации. Это отдельный, полный горя и ужаса, мир, где даже профессия официантки или уборщицы считается квалифицированной. Потому что для успешной работы официантки нужен опыт, нужны рекомендации, личное обаяние, крепкие ноги, которые к вечеру не устанут.

Кассир в супермаркете – тоже такая работа, на которую скорее возьму претендента с опытом, чем с улицы. Но и эти рабочие места сейчас сокращаются, за них идет сумасшедшая конкуренция. И в нашей стране сейчас живет масса людей, которые не могут конкурировать даже за право носить поднос или сидеть на кассе.

Все чаще в прессе попадаются серьезные статьи о близком крахе рынка труда для низкоквалифицированных кадров. О том, что их заменят роботы, алгоритмы и даже простые приложения для смартфонов. Народ читает это с азартным страхом, как на американских горках: когда и страшно, и дух захватывает, и хочется посмотреть, что будет дальше.

А смотреть-то нечего – у нас уже сегодня фактически без работы, думаю, десятки миллионов человек.

Официально они не безработные, не числятся в самозанятых или в теневой экономике. Де-юре они постоянно работают. Де-факто – все время находятся в поисках работы, не имея никаких социальных гарантий. Со своих ничтожных зарплат, полученных по итогам очередного «испытательного срока», платят страховые взносы, но никогда не пользуются больничными и не получают отпусков. Потому что не могут стабильно продержаться на одном месте хотя бы полгода.

Сегодня ты маркетолог, завтра развозишь по магазинам кремы для обуви, послезавтра делаешь прививки, чтобы устроиться документоведом в детсадик. Потом еще пару месяцев работаешь мерчендайзером в магазине – и, конечно, обязательно пробуешь себя в риэлторском деле. И речь тут идет не о каких-то совсем неграмотных лапотниках – среди моих знакомых, перебивающихся не первый год случайными заработками, все имеют высшее образование.

В основном это разные маркетологи, психологи, юристы. Есть также выпускник театральной академии и выпускница духовной семинарии. И, конечно, филологи.

Среди моих одногруппниц по филфаку едва ли не четверть сегодня живет именно так.

Согласитесь, что человек с дипломом филфака, да еще если с красным – не совсем пропащий. Но найти работу ему крайне трудно: культурная сфера пала жертвой торжествующего бескультурья…

И у нас не в будущем, а уже сейчас появились миллионы людей без каких-либо перспектив и гарантий работы. Абсолютно не защищенные, не имеющие сбережений, уверенности в завтрашнем дне и надежд на карьерный рост. Люди, не имеющие право даже на пособие по безработице, потому что они постоянно ходят на работу или на ее поиски.

А ведь это все – так называемый рабочий класс. Не тунеядцы, не папенькины дочки и сынки, а люди вкалывающие так, что стабильное стояние в цехе за станком при стабильной зарплате и прогрессивке – показалось бы им раем.

Но так как число цехов со станками, не говоря уже о конструкторах и инженерах, о профильных НИИ – планомерно сокращается, а численность населения не сокращается в тех же темпах, – увы и ах! Растет количество этих невольных люмпенов, полуработных-полубезработных, чья жизнь со стороны – сущий социальный ад.

Наше беззаботное правительство и наши ведущие экономисты этих так называемых людей с их душераздирающими проблемами, разумеется, в упор не видят.

2 Комментария

И вот что удивительно. Эти люди недовольны и даже озлоблены на сегодняшнюю власть, но скажи о СССР и услышишь кучу грязи. И уравниловка, и серость, и отсутствие свободы и за тунеядство сажали... Слушаешь и диву даёшься. Перебиваются случайными заработками, живут в постоянном страхе, ни работы, ни перспектив, ни будущего, НИЧЕГО. И за это НИЧЕГО они держаться... Они "свободны".

Автор, Вы ничего не перепутали? Филолог - рабочий класс? По каким критериям филологи отнесены Вами к рабочему классу? Судя по названию, представителей рабочего класса Вы называете "люмпенами"? Представитель рабочего класса - индивид работающий ручками или организовывающий таковых на физический труд. Поправьте меня, если я ошибусь: Вы, когда в филологический шли, вряд ли собирались ручками чего-то производить. И какая разница какого у Вас цвета диплом? Это же не диплом слесаря - сантехника. Последний действительно относится к рабочему классу и является самым востребованным из "люмпенов" на современном рынке труда. Вы ошибаетесь: представитель рабочего класса востребован до сих пор. А все, кого Вы перечислили - мерчандайзеры, маркетологи и психологи - никак к рабочему классу не относятся. Это люди, оказывающие услуги. Рабочий класс занят в реальном секторе экономики, а они - в сфере услуг. А филолог - субъект дотаций, т.к. занят в научной деятельности.
И вообще, кадровая проблематика имеет корни, которые уходят в систему образования. Скажем, если бы Вы знали, что работы у Вас - филолога точно не будет, то пошли бы в филологи? Может и пошил бы, но подумали б тысячу раз, стоит ли оно того? Но Вам этого никто не скажет сейчас: ВУЗ - это коммерческое предприятие. Они вам диплом выдали красный и забыли о Вас. А вот в СССР точно знали, стоит ли из Вас делать филолога и денег за это бы не взяли.
Кстати, рабочий класс - основа любого общественного строя. Называя его представителей "люмпенами", не забудьте назвать филолога "паразитом", ибо без филолога мы так-сяк протянем, а вот без рабочего класса - никуда...