А разве кто-то имел сомнения относительно преступности украинской власти?

Татьяна МОНТЯН

Мать журналиста и писателя Олеся Бузины, погибшего в Киеве в апреле 2015 года, направила иск против Украины в Европейский суд по правам человека. Об этом сообщил ее адвокат, экс-заместитель генпрокурора Украины Ренат Кузьмин на своей странице в «Фейсбуке». Татьяна Монтян. По мнению Кузьмина, претензии Валентины Бузины к властями вполне обоснованны, так женщина не встретила ни понимания, ни сочувствия со стороны властей, а «генпрокурор Луценко, председатель СБУ Грицак и президент Порошенко отказали ей даже в личном приеме». Адвокат также считает, что власть будет препятствовать рассмотрению данного иска в ЕСПЧ: «Но все это не имеет для нас никакого значения. Мы подключим к участию в деле ведущих европейских экспертов по правам человека и лучших европейских юристов, которых украинская власть не сможет ни арестовать, ни запугать, ни дискредитировать».

Эту ситуацию «Правда.Ру» обсудила в эксклюзивном интервью с украинской правозащитницей, адвокатом, публицистом Татьяной Монтян.
— Мать погибшего журналиста Олеся Бузины Валентина Бузина подала иск в Европейский суд по правам человека. Какие перспективы у дела? Будут ли ему препятствовать украинские власти?

— Думаю, что у этого иска нормальные перспективы, подать можно. И даже выиграть реально. Но ей это ровным счетом ничем не поможет. Потому что большинство решений Европейского суда на Украине можно разве что повесить в рамочке на настенный гвоздик. Их тупо не исполняют. Особенно заминают те дела, которые обязывают что-то сделать, исполнить. Если деньги еще можно каким-то чудом выбить, то все остальное никак.
Я думаю, что расследование будет стоять на месте, и никто никого не найдет. Потому что убили ее сына по личному приказу Арсена Авакова, а пока Аваков при власти, то вряд ли что-то светит по этому делу.
— Наверное, мать не может бездействовать, видя, как прокуратура умышленно затягивает расследование, подозреваемые в убийстве отпущены на свободу, а адвокатам отказывают в возможности знакомиться с материалами дела. Матери власти отказали и в личном приеме. Что, собственно, процессуально может дать личный прием? Что Валентина Бузина может еще сделать?

— Ничего не может дать личный прием. Было продемонстрировано просто полное пренебрежение своими обязанностями и ноль уважения к матери, потерявшей сына. Они обязаны вести личный прием, но они его не ведут. Луценко вообще в основном ведет прием коньяка, а не прием граждан, это общеизвестно.
— Каким образом лучше действовать? Может ли помочь общественный резонанс, подключение известных европейских правозащитников для того, чтобы выиграть в ЕСПЧ? Если выиграют иск в ЕСПЧ, разве это не станет еще одним фактом, доказывающим преступность действий украинской власти?

— А разве кто-то имел сомнения относительно преступности украинской власти? Можно бороться в ЕСПЧ, но разве только для морального удовлетворения. Практической пользы, думаю, не будет никакой.
Что мать сделает, даже имея на руках все документы? Кто будет это расследовать? Учитывая, что Бузину убили представители замечательной майданной власти; вернее, с ним расправились по их приказу. Сами на себя они выходить в процессе расследования не собираются. Только если власть сменится — тогда, возможно, будет какое-то адекватное следствие. Дополнительный аргумент в виде решения суда — это нужная вещь, пусть будет иск. Всегда полезно иметь то, на основании чего их в будущем можно будет посадить.