Сергей Лесков. А у Кремля Кашпировский с Чумаком стоят – и тишина!

Сергей ЛЕСКОВ

Федеральная власть начала выступать в роли психотерапевта – именно так будет строиться ее общение с недовольными гражданами вплоть до мартовских выборов.
Путин с Трампом не поговорил. Зато побеседовал с Василием Московцом, участником движения «Стоп ГОК» в Челябинске. Любой букмекер поставил бы сто к одному в пользу президента США. Но международная политика – сплошная конспирология, всей правды никто не знает. А вот ночной звонок президента активисту, а потом еще обманутым дольщикам, да еще из-под небес, с борта самолета – жест эпический, почти как личное участие Петра в спасении жертв наводнения в Санкт-Петербурге.
Очевидно, это не экспромт из-за сочувствия к гражданам. Понятно и то, что президент не предложил (и не мог предложить) никаких рецептов решения острых проблем. Он выступил в роли психотерапевта, но людей именно это обнадежило. С большой вероятностью можно предположить, что именно по этому алгоритму в условиях падения социального самочувствия будет строиться общение федеральной власти с недовольными гражданами вплоть до мартовских выборов.
Главное – снять напряжение и успокоить. Претензии по конкретным недоработкам – к местным властям, у которых слишком часто просто нет ресурсов, чтобы решить вызвавшие конфликт проблемы. Тот же губернатор Челябинской области Борис Дубровский меж двух огней. Ему надо в условиях долгой рецессии и социальной напряженности продвигать амбициозные проекты, чтобы поднять экономику региона – и сохранять у экологов и обманутых дольщиков воодушевление после разговора с президентом, который дальновидно не взял на себя никаких обязательств.
Критики России, упирая на ее научную отсталость, часто обращают внимание на отсутствие у нас собственных ноу-хау. Наветы и поклепы! К примеру, Россия – родина сеансов массовой психотерапии, славной именами Алана Чумака и Анатолия Кашпировского. Некогда я был близко знаком с этими персонажами: Алан Владимирович не раз заряжал воду в моем графине, а Анатолий Михайлович шесть раз подавал на меня в суд.

Во всем цивилизованном мире массовые сеансы психотерапии запрещены. Причина – отсутствие обратной связи между целителем и пациентом, что может приводить к трагическим последствиям. У нас массовая психотерапия процветала много лет – в том числе на телевидении. Некоторые вредные люди уверяли, что русский народ из-за своей склонности к патернализму и почитанию власти просто создан для массовой психотерапии.
Чумака уже нет с нами, а Кашпировский далеко, но дело их живет. Массовой психотерапией теперь занимается федеральная власть. Министр экономики Максим Орешкин каждую неделю выбрасывает протуберанцы оптимистичных прогнозов, суть которых сводится к росту ВВП на уровне двух процентов в год. Неважно, что реальные доходы падают три года и прогресса не видно. В окрестных странах такой результат приводит к поражению на выборах и отставке, но у нас – повод поднять бокалы и восторгаться пышными тостами.
Воодушевление важнее результата. Слово важнее дела. И это правильно, ведь Россия – страна не скучного рационализма и деловой суеты, а цитадель душевной гармонии и сердечной благодати. В мире не найти другого правительства, которое почти десять лет держит экономику в тисках между кризисом и рецессией, но при этом никакой политической угрозы своему существованию не видит.
Авторитарные режимы, развитые демократии, последние монархии и даже фейковые государства – везде от министров требуют результата. Но у России – свой путь. Сначала мы поверили в экономическую теорию Маркса, а теперь настолько прокляли все экономические законы, что плюем на экономику. Над правительством, как бы оно ни спотыкалось, не каплет, реальной угрозы нет и не предвидится.
Поэтому я уверен, что ни один из экономических планов, над которыми корпели различные команды умных экономистов, не будет принят. И никакой модернизации и попыток избавиться от нефтяной зависимости в России мы не увидим. Зачем дергаться? Власть в ее тесном единении с народом пришла к выводу, что не надо стремиться к тому, чтобы стало лучше. Главное – чтобы не было хуже. Реформы – это риск, а нынешний уровень жизни позволяет терпеть и трепетать при виде спускающегося с небес правителя, который отечески говорит хорошие слова.

Хотя 20 миллионов российских граждан живут за чертой бедности, а каждый шестой работник жалуется, что его заработка не хватает на прокорм семьи, риск массовых волнений не просто минимален, но близок к нулю. Массовые протесты, как показывают события в Челябинске – единственное, чего в условиях полной зачистки политического ландшафта боится власть, В Венесуэле возможен «марш кастрюль», а в России – нет. Россия готова прощать Венесуэле все долги, а российские граждане готовы прощать родимой власти ее полное бесплодие.
Кстати в Саудовской Аравии начались массовые аресты в элите. В застенке уже 11 принцев королевской крови. Поскольку последний визит короля Сальмана перед репрессиями был в Россию, некоторые досужие политологи говорят, что он приезжал за консультациями. Глупость, конечно. Приезжал, чтобы заручиться нейтралитетом с учетом присутствия военных сил России в регионе.
Но важнее другое. Саудовская Аравия берет курс на модернизацию, на высокие технологии, на избавление от нефтяной зависимости. Пока нефть – 75% саудовского ВВП. Вдохновитель модернизации молодой принц Мухаммед на экономическом форуме в Петербурге пообещал, что через 10 лет его страна слезет с нефтяной иглы. И репрессии необходимы, чтобы казнокрады и консерваторы не мешали новому курсу. Президент Трамп, который недавно плясал с саблями в кругу арестованных принцев, горячо поддержал эти аресты.
Саудовская Аравия – оплот ваххабизма и так называемых традиционных ценностей. Но почему-то кажется, что «дремучие ваххабиты» осилят модернизацию. Даже они. А мы не можем решиться. Наши министры – еще большие консерваторы, чем арабские принцы. Для них заговорщик воды Алан Чумак – политический пример.