Шайтан в рясе

Дмитрий СКВОРЦОВ

Если его не отлучить, Церковь не оградит своих чад от расколоучителей

Слишком быстро подтвердилось наше предупреждение том, что мировое православие стоит на пороге смертельной для него эпидемии. Вот и в дружественной к РПЦ Православной церкви Чешских земель и Словакии (ПЦЧС) нашёлся протеже Варфоломея, совершивший молитву с украинским Епифаном. Там завёлся носитель вируса антиканоничности, который, если его оперативно не изолировать, способен заразить весь епископат ПЦЧС и клир собственной епархии.

Речь идёт об Исайе (Славинке). Само его появление в епископате Православной церкви Чешских земель и Словакии (ПЦЧС) – результат антиканонического вмешательства Фанара в дела чехословацкой и сербской церквей.

«Кидок» по-фанарски

В 1951 г. Московский патриархат предоставил автокефалию своему чехословацкому экзархату. До 1946 г. православные приходы на территории Чехии и Словакии (включая Подкарпатскую Русь) находились в юрисдикции Сербской православной церкви. После воссоединения части Подкарпатской Руси (в виде Закарпатской области УССР) с «Большой Русью» они перешли по братскому согласию между Сербской и Русской церквами в юрисдикцию последней. Что естественно, поскольку 99% православных в Чехии и Словакии – русины.

Стамбул тогда автокефалию ПЦЧС не признал. Экуменический патриарх Мелетий Метаксакис с появлением на руинах Австро-Венгерской империи новых государств устроил в Сербской церкви раскол, учредив «Православную церковь в Чехословакии» под своей юрисдикцией. Никто в неё не пошёл; контора приказала долго жить, но ростки из её могилы проросли.

Метастазы Метаксакиса – основоположника ересей восточного папизма и «православного» экуменизма – проявились и в 2013 году. Тогда, в преддверии выборов нового предстоятеля ПЦЧС, один из кандидатов решил заручиться поддержкой продолжателя чёрного дела Мелетия – действующего ересиарха Варфоломея. Дело в том, что последний в 1998 г. вынужден был пойти на компромисс и издать-таки свой томос об автокефалии ПЦЧС (на своих условиях – как преемницы фанарской «Православной церкви в Чехословакии»).

В 2013 г. на выборах предстоятеля ПЦЧС, несмотря на интриги Варфоломея и бесцеремонное давление Эммануэля Галльского и Арсения Австрийского, победил нынешний митрополит Ростислав. Стамбул его не признал, продолжая считать местоблюстителем своего протеже архиепископа Симеона.

Руками последнего в том же 2013 г. Экуменический патриархат приступил к воссозданию параллельной антиканонической структуры на канонической территории ПЦЧС. Однако в 2016 г. Варфоломею срочно понадобилось участие признанного всеми церквами митрополита Ростислава в предстоящем «Всеправославном соборе». И ПЦЧС «ради залечивания раскола» вновь наступает на старые грабли, соглашаясь на компромисс с заведомым «кидалой»: Варфоломей признает митр. Ростислава, а епископат ПЦЧС принимает в свой состав поставленных Фанаром «епископов».

Эти птенцы гнезда бармалеева и организовали ныне в Чехии очередную структуру, подчиняющуюся непосредственно Стамбулу и, соответственно, признающую «Святейшую церковь Украины».

А ведь ещё в 2016-м было видно, чем оборачиваются компромиссы с Варфоломеем на примере его вторжений на каноническую территорию Русской церкви.

С 1991 по 2016 г. Фанаром были попраны те же каноны, что и в случае с созданием параллельных структур на территории ПЦЧС.

Плоды бездействия

В 1996 году Варфоломей принял под свой омофор часть бывших священников РПЦ в Эстонии – извечной территории Московского патриархата. В 1993 г. эти клирики (преимущественно эстонской национальности) объявили о своём выходе «из-под руки Москвы» – Русской православной церкви. Они заявили о своём присоединении к так называемому Стокгольмскому синоду, или – официально – «Синоду Эстонской апостольской православной церкви».

Данная «церковь» в юрисдикции Стамбула была основана Мелетием ещё в 1923 г. – во время первых вторжений Фанара на каноническую территорию ослабленного большевистскими гонениями Московского патриархата. В 1945 году РПЦ восстановила свои исконные права в Эстонии. В 1978 г. Экуменический патриархат объявил свой «томос» 1923 года недействительным, но «синод ЭАПЦ» (бежавший в гитлеровском обозе и осевший в Стокгольме) не распустил.

И вот в 1993 г. эстонский Департамент по делам религий официально зарегистрировал этот «синод», хотя последний не имел ни одного представителя в Эстонии. А автономная Эстонская православная церковь (Московского патриархата) так и не была зарегистрирована. Шовинистически настроенные священники перешли во вновь зарегистрированную структуру. Через три года Фанар «возобновил действие томоса ЭАПЦ».

Московский патриархат сразу «приостановил» евхаристическое общение с Экуменическим патриархатом, но уже через три месяца «стороны пошли на компромисс, признав возможность временного сосуществования на территории Эстонии двух церковных юрисдикций; приходам была предоставлена свобода выбрать, к какой из юрисдикций принадлежать». Этим был попран принцип «одна церковная область – одна епархия», что не могло не поощрить Варфоломея к дальнейшим захватам. И чего ради? Каноническая Эстонская церковь и сейчас объединяет от 100 до 200 тыс. верующих, тогда как «ЭАПЦ» – всего 7 тыс.

Кафедральный собор ЭПЦ (МП) во имя св. Александра Невского в Таллине

Кафедральный собор ЭПЦ (МП) во имя св. Александра Невского в Таллине

Кафедральный собор «ЭАПЦ» в Таллине

Кафедральный собор «ЭАПЦ» в Таллине

В 2006 году Варфоломей принял в свою юрисдикцию епископа Сурожской епархии РПЦ, хотя тот не получил отпускной грамоты от патриарха Московского.

«Мы отрицаем возможность Константинопольского патриархата вмешиваться в юрисдикцию других Церквей», – заявил тогда председатель Отдела внешних церковных связей Московского патриархата (ОВЦС МП) митрополит Смоленский и Калининградский Кирилл, напомнив, что «именно эта идея разделяет нас сегодня с Римом». Из этого, однако, следовал вывод, что хотя бы со Стамбулом «единство следует соблюдать, ни в коем случае не отвечать ни на какие провокации, в результате которых это единство может быть разрушено». То есть во главу угла тут было поставлено единство с провокатором. Той же логике соответствовала и реплика митрополита Кирилла, согласно которой «лицо всего мира» было бы другим, если бы в XI веке не произошло церковное разделение между Римом и Константинополем. Как будто «лицо мира» изменил не отход Рима от Православия, не искажение им христианства, а последующее очищение Православия от этого пагубного для всего мира искажения. Можно представить, каким бы было лицо Русского мира, окажись он в орбите Западного христианства с его современными венчаниями педерастов, отпеваниями собак, поклонениями языческим идолам, распродажами храмов и культом мирского успеха.

Окончательно уверовав в собственную безнаказанность, Варфоломей приступил к действиям на Украине. Как мы теперь знаем, только гордыня «патриарха Филарета» сорвала в 2008 г. сделку Ющенко с Варфоломеем об объединении УПЦ-КП и УАПЦ в Киевскую митрополию Экуменического патриархата.

Следует сказать, что в Киев тать прибыл по официальному приглашению патриарха Московского Алексия. И это – спустя какие-то три месяца после того, как Экуменический патриархат включил в свою Гонконгскую митрополию Китай. Так была образована параллельная структура на канонической территории автономной Китайской православной церкви Московского патриарха – наследницы русской духовной миссии (действовавшей с 1684 года), Пекинской епархии РПЦ (с 1922 г.) и Восточно-Азиатского экзархата РПЦ (с 1946 г.).

К «объединению украинского православия» Фанар вернулся в 2015 г., направив своих кураторов готовить «Объединительный собор». Однако и этим планам тогда не дано было осуществиться – Михаил Антонович Денисенко не согласился с пропорцией квот УАПЦ на этот «собор».

«Собор» Фанару удалось провести через три с небольшим года – была учреждена «Святейшая церковь Украины». Однако даже это пока не привело к мерам канонического воздействия на раскольника Варфоломея.

Отдсюда закономерное следствие: 28 октября 2019 г. минюст Латвии зарегистрировал «Латвийскую православную автономную церковь в юрисдикции Константинопольского патриархата».

Что же, на очереди Российская Федерация? Ведь на её территории действуют три «епархии» (на самом деле пара-тройка приходов) «Киевского патриархата». И как только 92-летний бунтарь Денисенко отойдёт в мир иной, эти структуры вольются в СЦУ. А последняя – структура, напрямую подчиняющаяся Фанару.

«А ведь ситуация, сложившаяся в результате беспрецедентного вмешательства Константинопольского Патриарха Варфоломея на каноническую территорию Русской Православной Церкви, была фактически запрограммирована, ее можно было упредить, – печалился ещё в 2001 г. епископ Тульчинский и Брацлавский Ипполит (Хилько). – Первые "звонки" из Стамбула прозвучали в 1991 году, когда тогдашний патриарх Димитрий написал Святейшему Патриарху Московскому и всея Руси Алексию абсолютно вздорное письмо, в котором заявил, что признает каноническую территорию Московского Патриархата только в границах конца XVI века – времени основания Московского патриаршества (впервые эта не выдерживающая исторической критики “аргументация” прозвучала в 1924 году, когда Фанар признал в пределах канонической территории РПЦ раскольничью “Польскую православную церковь”). Мы просто "проглотили" это, не среагировали должным образом на этот вопиюще антиканонический акт. Затем Варфоломей, тогда еще митрополит, бывая в Киеве, поговаривал, что "Константинопольский Патриархат несет Украине мир". Опять не последовало должной реакции. Затем Патриарх Варфоломей вопреки канонам вмешивается в дела Иерусалимской поместной Церкви, запрещая в священнослужении ее клирика митрополита Лиддского Тимофея. Опять нет отпора. А коли нет отпора – началась эстонская история. А потом – украинская».

Отметим, что одновременно с «запрещением» архиепископа Лиддского Варфоломей с предстоятелями Александрийской и Элладской церквей «запретил» также убеждённых антиэкуменистов архиепископа Капитолийского Исихия и самого патриарха Иерусалимского Диодора. Последний не раз указывал Варфоломею, что гораздо разумнее было бы время, которое понапрасну тратится на бесполезные экуменические диалоги, использовать на установление взаимных контактов с сестринскими Православными Церквами и преодолевать межправославные проблемы.

По иронии судьбы принимавшая участие в судилище над суверенным предстоятелем Элладская церковь и сама через десять лет стала объектом вмешательства Варфоломея. В 2003 году он потребовал права личного утверждения епископов на «северных территориях» ЭПЦ (до присоединения к Греции в 1912-1913 гг. входивших в состав Турции). Афинский архиепископ Христодул проигнорировал вздорное требование Варфоломея (Экуменический патриарх по акту 1928 года имел право лишь на ознакомление со списком кандидатур в епископы). После того как Элладская церковь в 2004 г. избрала епископов самостоятельно, стамбульский патриарх прекратил евхаристическое общение с архиепископом Афинским. Вскоре, впрочем, последний вынужден был пойти на уступки. Что со светской точки зрения вполне объяснимо: Греция – член НАТО, Варфоломей – протеже гегемона в НАТО.

И уж вообще никакого отношения к «северным территориям» (теперь – двойного подчинения) не имела епархия южной Аттики (где расположены и престольные Афины). Тем не менее в 2010 г. Варфоломей потребовал от архиепископа Афинского Иеронима пересмотреть решение, по которому митрополит Аттики был снят с кафедры. Последний, будучи обвинённым в финансовых нарушениях, подал апелляцию... Экуменическом патриарху. И тот с удовольствием воспользовался самовольно присвоенным себе «правом разрешать споры между епископами внутри поместных церквей». Тогда Иероним заявил, что налицо грубое вторжение во внутренние дела Элладской церкви. Однако сегодня смирился и тихо поддакивает Варфоломеевой ереси.

Впрочем, не все согласны с тем, что вторжение на чужую каноническую территорию является ересью. Ведь это, казалось бы, не попрание вероучительных истин. И тогда действия Фанара на Украине, в Чехии и Словакии, в Греции, на Аравийском полуострове, среди славянских диаспор Западной Европы (это отдельный разговор) не могут быть основанием для предания анафеме.

Однако такая точка зрения полностью извращает действительное положение вещей. «Не каждый еретик – раскольник, зато каждый раскольник – еретик! – поясняет Фонду стратегической культуры священник Андрей Кудрявцев. – Ересь раскола заключается в нарушении догмата о единстве Церкви, который мы исповедуем в Символе Веры. Ведь мы веруем и исповедуем Единую, Святую, Соборную и Апостольскую Церковь. Это вероучительные догматы. Самим фактом своего существования раскол и самочинное сборище отрицают догматическую истину о единстве Церкви Христовой. Поэтому всякий раскол, всякое самочинное сборище – это практическая ересь; ересь по факту, пусть и не по теории».

«Догматы, каноны, «consensus partum» («согласие св. отцов») имеют один и тот же источник – Духа Святого, – напоминает диакон Илья Маслов. – Искажение Предания Церкви в какой бы то ни было форме есть грех против Святого Духа».

И как сказал Христос, «всякий грех и хула простятся человекам, а хула на Духа не простится человекам… ни в сем веке, ни в будущем» (Мф. 12:31–32). Ересиархи уже приговорены к смерти вечной. А Церковь земная обязана удостоверить это отлучением – дабы оградить чад своих от расколоучителей.