Украинский транзит пустят на аукционе с молотка

Накануне газовых переговоров трехсторонней комиссии России, Украины и ЕС в вопросе транзита появился неожиданный поворот. Источник в европейском энергетическом секторе рассказал, что для продолжения транзита после 2019 года новый газовый контракт может и не понадобиться. Дело в том, что Киев пообещал до 2020 года имплементировать европейские газовые нормы. А они предусматривают проведение аукционов на резервирование мощностей газотранспортной системы (ГТС).

«Киев принял на себя обязательства как член Европейского энергетического сообщества имплементировать в своем законодательстве к 1 января 2020 года европейские энергетические нормы, включая порядок проведения аукционов на резервирование транзитных мощностей. Таким образом, даже при отсутствии контракта, оператор украинской газотранспортной системы (ГТС) будет обязан выставлять на аукцион свои транзитные мощности, которые „Газпром“ сможет выкупать для осуществления краткосрочных и среднесрочных поставок. Таким образом, даже отсутствие контракта не приведет к прекращению транзита газа в ЕС», — цитирует источник ТАСС.

По словам инсайдеров, «Газпрому» вполне подошел бы такой вариант. Тем более что прецедент поставок по аукционам на постсоветском пространстве уже есть. С 1 января по 12 марта 2019 года «Газпром» поставлял газ в Армению без транзитного контракта с Грузией через ее территорию, пользуясь именно аукционным механизмом. Но в случае с Украиной все будет зависеть от ценообразования.

Кроме того, вопрос в том, успеет ли Украина имплементировать европейские нормы энергетического законодательства. Пока что ей только предстоит начать процесс «анбандлинга» «Нафтогаза», то есть разделения его на несколько компаний — добытчика газа, транзитера и поставщика на внутреннем рынке.

Судя по всему, вариант с аукционами рассматривается только как временное решение на случай, если стороны не успеют договориться к 1 января 2020 года, когда истекает действующий контракт. Ранее зампредседателя Еврокомиссии по делам Энергосоюза Марош Шефчович говорил о том, что будет «добиваться долгосрочного транзитного контракта для Киева, чтобы гарантировать привлекательность украинской газотранспортной системы для инвестиций в ее модернизацию».

Напомним, что переговоры трехсторонней комиссии состоятся уже 19 сентября. Как писала «СП», «Нафтогаз» выдвигает требования, которые в «Газпроме» считают неприемлемыми — контакт на 10 лет с резервированием объемов прокачки на уровне 60 млрд. кубометров в год и сохранением условия «качай или плати». В российской компании хотели бы продлить действующий контакт на год, с учетом того, что к 2021 году будут достроены обходные газопроводы.

Возможность сохранить транзит с помощью аукционов могла бы стать временным решением для всех сторон и помочь избежать газового коллапса в Европе, да и в самой Украине. Вопрос в том, пойдет ли Киев на имплементацию европейского законодательства, как обещал. Ведь такой сценарий лишает его рычага давления на «Газпром», которому будет очень проблематично исполнять свои контрактные обязательства перед европейскими поставщиками без украинского транзита. Но не исключено, что на таком варианте настаивают именно европейцы, которым вовсе не хочется остаться без поставок газа зимой, особенно если ударят сильные холода. Дружба дружбой, а свои интересы им дороже.

— На сегодняшний день Украина не имплементировала положения Евросоюза о транзите, никаких аукционов нет, и нужно исходить из этого, — говорит ведущий эксперт Фонда национальной энергетической безопасности, преподаватель Финансового университета при правительстве РФ Игорь Юшков. — Если аукционы появятся хотя бы в ноябре, можно будет в них поучаствовать и качать газ через Украину без контракта. Хотя, по сути, соглашения в рамках аукциона, и являются разновидностью транзитного контракта.

Если компания участвует в аукционе по выставленным мощностям и побеждает в нем, она получает документ, в котором оговаривается ее право на прокачку. Вообще без соглашений, будь то результат аукциона или двусторонний контракт, прокачивать газ нельзя, потому что это будет считаться контрабандой — это ввоз в страну товара без юридических оснований. Уверен, что «Газпром» не будет этим заниматься.

Закрыть на все глаза и надеяться, что мы как-то проскочим без соглашений, не приходится, потому что по результатам такой прокачки нужно будет ее оплачивать. Даже если сначала украинцы закроют глаза и разрешат качать газ просто так, потом они выставят такой счет, что мало не покажется, но оспорить его будет очень сложно.

Все эти моменты всегда учтены в соглашении. Там прописаны объемы прокачки и их регулирование, обязательства сторон по обеспечению безопасности, тарифы и так далее.

Если Украина успеет реформировать свою газовую отрасль к 2020 году, замечательно. Тогда будем работать по таким параметрам, нас это утраивает. Особенно если они возьмут в качестве арбитра кого-то из европейцев, и он будет помогать устанавливать тарифы на прокачку на аукционах. Даже сейчас у «Нафтогаза», несмотря на его постоянное недовольство, один из самых высоких тарифов на прокачку газа в Европе. Не зря в Стокгольмском арбитраже украинской компании отказали в требовании о его повышении.

Пойдет ли Украина на внедрение этого европейского законодательства?

— Украине нужно успеть выделить из «Нафтогаза» оператора газотранспортной системы. Они запланировали начало этого процесса на 18 сентября, за день до переговоров в рамках трехсторонней комиссии Россия-Украина-ЕС по транзиту.

Очевидно, что внутри самой Украины происходит ожесточенная борьба. Команда, которая засела в «Нафтогазе», уходить оттуда не хочет. Но новая власть пытается получить контроль над ГТС и энергетической сферой в целом. Видимо, они планируют выделить оператора ГТС, и поставить во главе этой новой компании, которая должна называться «Магистральные газопроводы Украины», своего человека.

Если Киев успеет это сделать, по крайней мере, можно будет договариваться с новыми людьми, которые будут представлять этого оператора, а не «Нафтогаз», руководство которого много раз открыто говорило, что ничего подписывать не собирается.

Сколько времени займет процесс имплементации и проведение аукционов?

— Сначала украинские власти должны будут установить уполномоченный орган. Сделать это можно довольно быстро. Например, они могут договориться с ЕС о том, что эти аукционы будут проводить представители европейских регуляторов. Это был бы оптимальный вариант для нас, так как «Газпром» уже знает, как с этими регуляторами работать.

Или же украинцы могут оставить все это внутри страны и отдадут полномочие на проведение аукционов антимонопольной службе и оператору ГТС. Если они пойдут по европейскому пути, то для одного участника будет разыгрываться максимум 50% мощности. Это для «Газпрома» не является проблемой, потому что даже на пике прокачки в 2017 году он прокачал 90,5 млрд. кубометров газа. А формальная мощность украинской ГТС — на уровне 200 млрд. кубов.

Может быть, украинцы попытаются выделить отдельные трубы с меньшей мощностью, но в целом проблем в этом плане быть не должно.

Что касается того, будет ли Киев вообще принимать это законодательство, для них это исключительно демонстрация солидарности с европейцами и политический момент, желание показать, что на Украине все так же, как и в ЕС. С точки зрения логики это бессмысленное мероприятие. Кто еще может участвовать в аукционе на прокачку газа через Украину, скажем, до границы со Словакией? Никто, кроме России.

Единственный вопрос будет в том, можно ли «Газпрому» будет загрузить ГТС на полную мощность или нет, как сейчас в случае с газопроводом OPAL. Но когда «Газпром» достроит все обходные газопроводы, спрос на этих аукционах станет совсем низким. Поэтому в этом плане Украине не выиграет. Просто аукцион, в отличие от двустороннего соглашения, которое является коммерческой тайной, будет открытым. В остальном для Украины ничего принципиально не поменяется.

Аналитик группы компаний «Финам» Алексей Калачев считает, что в случае с аукционами для «Газпрома» возможны подводные камни. Хотя качать газ от границы между Россией и Украиной больше некому, не исключен вариант, что в торгах захочет участвовать компания-посредник, которая будет выкупать российский газ и перепродавать его европейцам.

— Такой вариант обсуждается, и он вполне реалистичен, так как вписывается в европейскую логику. Не знаю только, насколько он вписывается в логику «Газпрома». Есть риск, что на торгах может победить какая-нибудь западная компания-посредник. И получится, что эта компания-посредник будет покупать газ на границе с Украиной и дальше перепродавать в Европу. Вряд ли это очень понравится «Газпрому», но такой сценарий исключать нельзя.

Сложно сказать, будут ли развиваться события именно по такому сценарию. Очень многое сейчас не готово к подписанию транзитного договора, точнее, его просто нет. И непонятно, кто вообще будет его подписывать, так как на Украине идет реформирование энергетической отрасли. Новый оператор не сможет подписывать соглашения до нового года, а со старым подписывать нет смысла.

 То есть теоретически резервировать мощности на прокачку газа может не только «Газпром»? Это может попытаться сделать любая газотранспортная или посредническая европейская структура. Схема такова, что газ будет покупаться на границе России и Украины у «Газпрома», а дальше уже не его проблемы.

С торгово-экономической точки зрения это нашу компанию устраивает. Но мы же понимаем, что «Газпром» — не просто коммерческая организация, но инструмент экономической политики государства. В этом плане такая схема будет невозможна. Политику «Газпрома» определяет руководство страны, и вряд ли оно захочет рисковать.Это как-то повлияет на долгосрочные контракты «Газпрома»?

— Долгосрочные контракты будут действовать, пока не истечет их срок. Но мы видим, что европейский рынок газа становится все более конкурентным. СПГ, в том числе и российский от компании «Новатэк», занимает на нем все более важное место. Американский сжиженный газ, о котором мы часто говорим, имеет гораздо меньшую долю на европейском рынке, чем «новатэковский».

Рынок старается уходить от долгосрочных контрактов благодаря конкуренции такого мобильного ресурса, как СПГ. Думаю, в будущем объемы долгосрочных контрактов будут сокращаться, а доля спотов — расти.