Веревку и мыло купите в кредит у Ротенберга или Усманова. С любовью к народу ВВП

Михаил ПОЛЯКОВ

Только что состоялось долгожданное выступление Путина по пенсионной реформе. Длилось полчаса. Краткое содержание: «А вот хрен вам!»

То есть Рубикон перейдён: Путин объявил о своих параметрах реформы, которые лишь слегка подсластили правительственный вариант. Так, видимо, и задумывалось. Это как если бы грабители отняли у вас кошелек – а потом вернули мелочь из него: радуйтесь!

Стало ясно, что Путину нечего больше предложить стране.

Но давайте взглянем на реакцию народа. В предыдущие два месяца многие ждали, что Путин по-отечески пожурит чиновников, поспешивших с «грабительской» реформой, и объявит о ее отмене. Тогда русский мужик с его философской покорностью судьбе утрёт со лба пот: «Эх, пронесло!» И с новой силой примется любить дорогого Владимира Владимировича всем хохлам и амерам назло.

Однако этого не произошло. И сейчас нам предстоит узнать, насколько крепок путинский авторитет.

То, что между властью и народом нарушен негласный договор, состоявший в том, что та не трогает социалку, но как хочет пилит бюджет – очевидно. Как и то, что уступок народу решено не делать. Путин отверг и прогрессивный налог, и посягательства на миллиарды сырьевых магнатов, и всякое экономическое развитие страны. Дескать все это неконструктивно и ненадежно; надежней всего – грабить свое население.

При этом Путин перестал быть в глазах общества незыблемой скалой, защищающей народ от всяких Кудриных, Медведевых, Усмановых и Абрамовичей. И сейчас наверняка много будет говориться о нарушенных обещаниях, об обиде, о неверном выборе народа. Уже эта волна пошла – у Путина начинают отбирать выданный ему кредит доверия, и всё популярнее разговоры о том, что его выборы были подделаны и подтасованы. Причем твердят все это те, кто еще вчера таскал майки с Путиным и в лозунге «Спасибо деду за победу! под дедом подразумевал дедушку Путина.
Тема об обманутом народе – давняя и увлекательная, но хочется попристальней в ней разобраться. А где все эти предыдущие два месяца был сам народ? Что делал в ответ на занесенный над ним правительством кистень в виде той реформы, грабительскую суть которой все сразу усекли?

Федеральных чиновников у нас – два миллиона; защитников режима из внутренних войск – несколько сот тысяч. То есть власть против нас – ничто, и мы не только вправе, но, главное, и в силах сменить её. Где же решимость на это?

Я задаю себе этот вопрос не впервые. Задавал его в 91-м, когда вопреки референдуму разрушался СССР, а я ходил на все тогдашние митинги. В 93-м – будучи участником обороны Дома Советов. В 96-м, когда победа Зюганова на президентских выборах казалась очевидной. Ну, и так далее...

Почему вся Москва не запрудила улицы, защищая Верховный совет – последний оплот народной власти? Почему мы не перешли к действиям, когда по кускам хапали и распродавали нашу Родину? Почему не вспомнили о восстании Минина и Пожарского 1612 года, узнавая о том, как страна выводится в оффшоры и распихивается по частным карманам?

Народные ответы на это всегда были расплывчаты. Не нравились Хасбулатов с Руцким, возглавившие протест против «двух Волг на ваучер» Чубайса (ну выбрали бы других вождей, их тогда много было!). Путину больно верили (а почему доверяли, не проверяя?). Олигархов, которых было аж полста на 150 миллионов граждан РФ, боялись…

И сейчас – почему не вышли на улицы? Очевидно же, что пенсионная реформа была бы тогда отложена, а то и вовсе позабыла. Ибо власть остро реагирует на всплеск недовольства, если оно выражено не в одном стучании по клавишам компьютера, но и в стучании каблуками по мостовой.

Достаточно было трём сотням женщин пройтись в дождь по Москве в защиту юных узниц из группы «Новое величие» (я тут не обсуждаю их вину), чтобы вырвать их из-под ареста.

За всё время с 1993 года у нас не было ни одного расстрела демонстраций, ни массовых посадок за участие в них. Кремль показал, что как огня боится тех действительных репрессий, которые в Европе постигают уличных бунтарей! Мало того! Организаторы и участники запрещенных митингов у нас живо попадают в высшую политику, лучший пример – оратор на протестах 2011-12 гг. Ксения Собчак, получившая билет на президентские выборы-2018.

Так почему же у нашего народа не находится сил отстаивать своё кровное? Предвижу ответ: не вышел рожей Навальный, дрянные профсоюзные организаторы и зюгановцы… А ещё – нет времени, надо копать картошку на даче. И ещё какая-то апатия: там и без меня всё решат, чего я туда попрусь? Вот когда в «Пятерочке» просрочку с заднего двора дают – тут уж, конечно, ноги в руки…

Вот в соцсетях все чаще обижаются: Путин не считает нас за людей! А разве он в этом не прав? Разве мы такие ему дали хоть малейший повод посчитать нас за них?

2 Комментария

Автор, воспламени людей, соверши самосожжение...

Аватар пользователя Valera Veller

При капитализме повышение пенсионного возраста неизбежно и будет проводиться
планомерно как бы кто другого не желал. И тут наивно ждать
чего-то другого, т.к. народ не цель, а средство.