Все под контролем!

Александр РУСИН

– Димон, патроны!
– Держите, Владимир Владимирович!
– Теперь уходи, я прикрою!
– Владимир Владимирович, уйдем вместе!
– Нет, уходи один – ты молодой, тебе еще жить...
– Владимир Владимирович, как же я без вас?
– Ничего, справишься – Ролдугин поможет, скажешь, я просил.
– Может быть, все-таки вместе?
– Нет, уходи один! Я сказал уходи! Быстрее, у меня мало патронов!
– Вот еще!
– Молодец, теперь уходи!
Он зарядил в пулемет свежую ленту и дал короткую очередь по наступающим – те снова залегли, однако в этот раз уже совсем близко к башне.
– Владимир Владимирович, а как же я?
– Песков? А ты что, еще здесь?
– Жду ваших указаний.
– Уходи, дурак! Я же вас, идиотов, прикрываю!
– Куда уходить?
– Подальше, Песков, подальше!
– А что сказать прессе?
– Скажи, что все под контролем!
– А это правда или как всегда?
– Как всегда, дурак, как всегда!
Он снова зарядил в пулемет свежую ленту, на этот раз последнюю. Наступающие уже вплотную подобрались к башне и залегли прямо под окном.
Наверное, скоро сломают дверь и ворвутся вовнутрь, подумал Владимир Владимирович. Он дал пару коротких очередей и прислушался к улице. Однако вместо ожидаемого звука ломаемых дверей снаружи, раздался деликатный стук со стороны внутренней двери, ведущей в коридор.
– Ну вот и все, – мелькнула мысль, и тут же перед глазами пронеслась вся его жизнь – взлеты и... еще более высокие взлеты... полеты со стерхами, самая лучшая в мире олимпиада, триумфальное возвращение Крыма, большие корабли, самолеты, смешные желтые жигули, какой-то мальчик... что за мальчик, откуда?.. тигрята, батискафы, говорящая щука, которая посмотрела на него грустными глазами и сказала: я утонула... и еще много-много всякого промелькнуло едва ли за секунду...
Он направил пулемет на дверь, в которую стучали и нажал на спусковой крючок. Но пулемет молчал. Патроны в ленте еще были, тогда он снова нажал на спусковой крючок – и снова ничего. Заклинило, – понял Владимир Владимирович, – как же не вовремя!
В дверь снова постучали.
Он разрядил и заново зарядил ленту, снова навел пулемет на дверь, снова нажал на спусковой крючок – и снова ничего. Все было бесполезно, пулемет не стрелял.
В дверь постучали еще более настойчиво и... Владимир Владимирович проснулся.
«Ох и приснится же, – подумал он, – Надо завязывать с этой работой. Пора уже на покой. Пусть кто-нибудь другой их всех прикроет...»