Ввод войск СССР в Чехословакию не убил ее, а продлил ей жизнь на 20 лет

Александр МАЙСУРЯН

21 августа 1968 года – дата ввода советских войск в Чехословакию. Чтобы правильно понять реакцию жителей Чехословакии на эту акцию, надо вспомнить, какие чувства в самом СССР вызвало начало перестройки. Эйфорию, ощущение скорого праздника, которое в 1987 и 1988 годах охватило едва ли не всё общество. Потом стало постепенно затухать, перейдя в 90-е годы в глубочайшее похмелье.

Но представим на минуту фантастическую ситуацию – что году в 1988-м, на пике этой эйфории, когда наша большая страна ещё была в восторге от Горбачёва, в Москву вошли бы, скажем, части Народно-Освободительной Армии Китая. Отправили бы Михаила Сергеевича работать лесником (как поступили с чехословацким генсеком Дубчеком) и вернули бы нас в "застойное брежневское прошлое". Какова была бы реакция общества? Ощущение, что у него отобрали праздник, прекрасное будущее, готовое вот-вот наступить. Был бы взрыв возмущения и негодования, лютая ненависть к оккупантам...

Примерно это и переживали чехословаки в 1968 году в связи с вводом советских войск. Хотя на самом деле ни Горбачёв в 1988-м, ни Дубчек в 1968-м, конечно, не вели свои страны в лучшее будущее. Они вели их к распаду и гибели. И меньшинство уже тогда ощущало происходящее как то, чем оно и являлось: дыханием скорой смерти.

Как ни странно, но даже писатель-антикоммунист Виктор Пелевин отразил это ощущение в рассказе "Затворник и Шестипалый" (опубликован в начале 1990-го). Герои рассказа, цыплята-бройлеры, ждут наступления "решительного этапа" ("решительный этап перестройки" – распространённое выражение тех лет), он же, в религиозной трактовке, "Страшный Суп". В других цехах бройлерного комбината он "назывался завершением строительства, хотя никто ничего не строил". На деле же это было не что иное, как общий забой всех бройлеров, то есть гибель "социума".

Вот как раз приближение этого "решительного этапа перестройки", то есть распада и гибели советского социума – и вызывало ту самую праздничную эйфорию 1988 года. И эйфорию "Пражской весны" 1968 года. А в общем этот феномен известен с незапамятных времён, и в Римской империи накануне её падения он был метко описан выражением "римский народ умирает и хохочет". И ведь не только Римская империя, не только СССР, но и Чехословакия исчезла с карты мира, когда "решительный этап" был доведён до конца...

Ещё можно вспомнить сказку про крысолова, который очаровал детей своей дудочкой и увёл их за собой. Подумаем, какова была бы реакция околдованных детей, если бы кто-то сломал эту дудочку в самый для них волшебный и многообещающий момент?

В Чехословакии 1968 года эта неприятная роль – человека, сломавшего волшебную дудочку – выпала на долю Брежнева. Кстати довольно долго советский генсек пытался словами переубедить чехословацкого генсека.

В апреле он написал Дубчеку необычное рукописное послание, которое начиналось так: "Сижу сейчас уже в поздний час ночи. Видимо, долго ещё не удастся уснуть... Хотелось бы вот сейчас побеседовать, посоветоваться с тобой, но, увы – даже и по телефону звонить сейчас поздно".

По существу же генсек высказал следующее: "Вы пытаетесь найти немедленное разрешение всех накопившихся вопросов. Такое желание можно понять. Однако скажу откровенно... желание решать всё разом может повлечь за собой новые, ещё более тяжёлые ошибки и последствия". Попробуем примерить это к истории самого советского общества эпохи перестройки, когда тоже пытались "решать всё разом". Конечно, прозвучи такая мысль тогда, ее тоже никто бы не услышал. Но насколько же оно попадает в десятку...

Благодаря советскому вмешательству социализм в ЧССР просуществовал ещё 20 лет, жизнь целого поколения. И сама Чехословакия просуществовала этот срок, распавшись почти сразу же после победы продолжателей дела реформаторов 1968 года.

Ну, а кто хочет обманывать себя и других, может продолжать рассказывать сказки про неудавшийся из-за ввода советских войск замечательный "социализм с человеческим лицом". Про это тот же Брежнев не без обиды спрашивал у Дубчека: "Если у вас с человеческим лицом, то с каким же у нас?"

Видели мы этот "социализм" воочию, видим и сейчас наглядно – достаточно глянуть в окошко. А для очень многих на воюющих территориях бывшего социалистического лагеря (бывшая Югославия, Закавказье, Чечня, Приднестровье, Таджикистан, а теперь и Донбасс – с наступлением "решительного этапа" просто-напросто "смерть пришла".