Занимательная история Гражданской войны. Малоизвестные страницы

Максим РАВРЕБА

Владимир Робертович Тальберг и другие герои Белой гвардии.
Господа-офицеры, голубые князья, говорите? Женераль Чарнота, говорите? Большевики их баржами топили, говорите? Нет, я не возражаю.
ВОТ ВАМ ГЛАВГЕРОЙ БЕЛОЙ ГВАРДИИ.
Леонид Сергеевич Карум. В романе и пьесе - Владимир Робертович Тальберг. Крыса-кун. В марте 17-го он явился в Константиновское училище на Московской улице в Киеве (где преподавал законоведение) с широченной красной повязкой на рукаве. Председатель Совета офицерских депутатов. Были и такие. Ровно через год - сотник в армии гетмана. Еще через год - в Белой армии. Еще через год - в Красной. И еще через год - снова в Киеве, завуч училища красных командиров им. тов. Каменева. Бывшее Константиновское. Вуаля!
Во время гражданской войны смена знамен была обычным делом, офицеров, как вы хорошо понимаете, никто не топил баржами, а даже напротив - брал в свою команду из чужой. Свидетелей же утопления офицеров баржами настоятельно прошу обнаружить те баржи и предъявить останки мучеников. Проза жизни всегда прозаична.
Но почему же другая героиня романа, жена Тальберга, Елена Васильевна, рыжая Елена, которая была на самом деле Варварой Афанасьевной Булгаковой, почему она так обиделась на брата Мишу, отреклась от него как от брата и на вопрос о родстве с драматургом отвечала: "он мне никто"?
А ВОТ ПОТОМУ, ЧТО МИША ПРЕДЪЯВИЛ ШУРИНУ ПЕРЕОБУВАНИЕ.
Переобувающиеся особи очень обижаются на тех, кто начинает им предъявлять переобувание. Кому как не мне это знать-с? Знал я одного... Впрочем это к делу не относится. Давайте же не будем нервничать и изучим вот этот составленный мною небольшой список представителей русского офицерства, кого Окаянные дни застали в Киеве.
ЗДЕСЬ ОДНИ ГЕРОИ БЕЛОЙ ГВАРДИИ!
1. Генерал-майор Лебедев.
1918. Вступил добровольцем в армию УНР. В марте 1919 дезертировал. В Одессе вступил добровольцем в РККА. После отступления красных вступил добровольцем к белым в Добрармию. В декабре 1920 года он снова у красных в РККА. После гражданской сотрудник для особых поручений при комвойсками КВО и Киевским военным районом.
2. Полковник Синьков.
Май 1919. Красный. Начальник курсов краскомов 12 армии. Дезертировал к белым. Вступил в Добрармию. Весной 1920 - снова у красных. После войны преподаватель 5-й Киевской пехотной школы.
3. Подполковник Батрук.
С весны 1919 у красных. Совслуж при Наркомвоенделе УССР и наштабриг 44 СД. В августе 1919 дезертировал и вступил в Добрармию. В 1920 он уже у петлюровцев. Наступает (из Польши) на Киев. Осенью 1920 снова у красных. Преподавал в школе им. Каменева (где завучем был Карум-Тальберг), затем - военрук в ВУЗе.
4. Подполковник Баковец.
1918 - в армии гетмана Скоропадского. В 1919 - у красных. Начштаба Интербригады. Осенью 1919 у белых, в Киевском офицерском батальоне. В феврале 1920 снова у красных. Потом - преподаватель школы им. Каменева, подчиненный Карума-Тальберга.
5. Штабс-капитан Вольский.
Полковник армии УНР - краском РККА - начштаба дивизии УНР. Снова в РККА, в штабе Украинского фронта. Потом в Добрармии. В апреле 1920 опять в РККА. Преподавал в Киевской школе связи, с 1929 - военрук в ВУЗах.
Читая биографии бывших царских офицеров, о которых потом стали петь заунывные песни, живописать их в киноэпопеях про женераля Чарноту, генерала Хлудова и особливо АдмиралЪа, я понимаю, что вот драматические, высокие герои - они были. Это и Унгерн, и Келлер, и Дроздовский, и Гришин-Алмазов, толстяк и весельчак, марковец и пьяница Май-Маевский, Каппель, Фицхелауров, Бермондт-Авалов, Эрдели, Миллер, ну и еще столько, что пальцев вполне хватит. Но даже из них, кроме Келлера, никтошеньки не возвысил голос за царя. Ни-кто! Этих людей - единицы. Из единиц - ОДИН - был за Вѣру, Царя и Отѣчество.
Была и другая сторона русского офицерства. Многие высшие офицеры сразу записались в красные. Фон Траубе, Шуваев, Альтфатер, Брусилов, Бонч-Бруевич. Многие дошли до вершин. Маршал Советского Союза, Говоров. Он был белым, у Колчака. Или более эпичный, казачий есаул, Шапкин. У Краснова и Деникина воевал аж до 1920. Потом прошел фильтрационную комиссию и заслужил четыре ордена Красного Знамени. Умре от инсульта во время Сталинградской битвы.
А БЫЛИ ЕЩЕ ОФИЦЕРЫ-МАССОВКА.
Вот эти Батруки, Вольские, Синьковы, Карумы, и... да-да-да! Миша Булгаков! Он служил и у белых и у петлюровцев. В Красной армии не служил, говорите? Ну нет! Он не просто служил. Он лучше всех служил. Ибо стал любимым, придворным драматургом Сталина. Священной коровой советского театра и советской литературы. Потому что именно его взгляд на Белое движение и сформировал отношение к нему последующих поколений, к которым относимся и мы.
Именно Булгаков и его литература реабилитировали и героизировали белых, причем сильно исказив их истинное лицо. А правда в том, что на войне, особенно гражданской - героев всегда мало. Война - это работа, а для работника войны смена хозяина-флага - обычное дело. Видели в Крыму да и на Донбассе тоже. Да что там! Вот вся история после 1991 - это история сплошных переобуваний профессионалов.
Геройствуют единицы. И всегда оказываются в дураках. Профессионалы - выживают и успешны.
Маршал Миних отсидел 20 лет и не успел Петр III снять с него опалу, как случился переворот. И Миних, будучи профессионалом, поднимает шпагу за своего государя-датчанина, уговаривает его биться с женой. Но слабый голштинец СЛИВАЕТ, а сильная немка вопрошает Миниха: Как вы дерзнули посметь поднять против меня шпагу, ваша светлость?
ТЕПЕРЬ Я ГОТОВ ПОДНЯТЬ ЕЕ ЗА ВАС.
Ответил профессионал Миних. А ведь он был БОГОМ. А вся эта вот сопливая, блатная, белая романтика созданная по мотивам произведений Михаила Булгакова в период развитого социализма, все эти фильмы про Бѣгъ, про благородных аристократов уничтоженных шариковыми, все эти завывания под гитару про господ офицеров -
ЭТО ВСЕ ВЗГЛЯД МИШИ БУЛГАКОВА.
Молодого Миши Булгакова. Голодного, ютящегося на Садовой Миши Булгакова. Обосравшего в поистине бессмертной драматургии и шурина и сестру. Потомки Карум-Булгаковых не считают Михаила Афанасьевича родствием.
И вот его шурин Карум-Тальберг - он ведь совсем не был расстрелян. Попал под чистку, посажен, но потом - выпущен, реабилитирован еще при Сталине и умер в 1968 году. Вполне на профсоюзной пенсии. Потому что был профессионал.