Акела готовится к прыжку

Дмитрий ТРАВИН

На встрече с «борцом без правил» Хабибом Нурмагомедовым, набившим морды недовольной им публике, Путин сказал: Россия может «прыгнуть так, что мало не покажется». И впрямь – самое время «прыгать», поскольку рейтинг президента упал на докрымский уровень.

После «Крымского прыжка» запаса рейтинга и прочности Путину хватило, даже несмотря на экономический кризис в РФ, аж до президентских выборов-2018. Но куда прыгать дальше?

Первое, что приходит в голову – это присоединение Донбасса. Однако по столь простому пути Кремль пойдет едва ли. Надо понимать, насколько разорены военным конфликтом ДНР и ЛНР – и, значит, во что влетит нам их восстановление хотя бы до уровня отсталого российского региона. Кроме того Донбасс по сути уже отколот от Украины. А значит, добрая часть той славы, которая Путину нужна, уже им получена и новый успех на этом направлении большого рейтинга не сулит. Цинично – но, увы, реалистично.

Скорее всего Путин не будет брать и другие территории постсоветского пространства, которые «плохо лежат». Присоединение Абхазии, Южной Осетии или Приднестровья наверняка вызовет новые санкции Запада, но не будет воспринято российским обывателем как нечто эпохальное. Получится как с медведем на воеводстве у Салтыкова-Щедрина. От него ждали «кровопролитиев», а он чижика съел.

После Крыма любой маленький осколок Советского Союза будет казаться «чижиком» и не даст Путину нужных очков. Особенно с учетом того, что со временем харизма вождя слабеет и для поддержания популярности нужны все более сильнодействующие средства. В общем Украина, Грузия и Молдова могут спать спокойно.

По-настоящему сильной акцией стало бы вторжение в одну из стран НАТО. От такой мысли у народа аж дух захватывает. Если Путин утрет нос американцам, то сможет потом править Россией хоть до 2042 года. И прихватить-то надо всего лишь какой-нибудь крохотный кусочек Прибалтики, населенный такими же русскоязычными людьми, как Крым. Вроде мелочь – а народу будет лестно и приятно.

Но и этот вариант крайне маловероятен. За два десятилетия у власти Путин проявил себя как политический прагматик. Порой кажется, что он готов на любые авантюры – на самом же деле все они тщательно просчитываются в плане минимизации рисков. А при вторжении на территорию НАТО риск больно велик. Нельзя исключить мировой конфликт, который нужен Путину меньше всего. Зачем рисковать властью, личным комфортом и даже жизнью ради шумной акции с непредсказуемым концом?

Что же тогда остается?

У Путина есть один оптимальный вариант поднятия рейтинга – и заодно решения проблемы-2024, то есть сохранения власти после последнего четвертого срока. И связан он с Беларусью. Причем речь идет тут не о блицкриге типа крымского, а о более тонком маневре.

У России с Белоруссией давно существует «спящее» союзное государство. Мы о нем вспоминаем лишь при свободном пересечении российско-белорусской границы – других признаков того, что это государственное образование, а не фикция, нет.

Но реанимировать этот РуБель (Русь-Беларусь) вполне возможно. И это не требует радикальных действий вроде перевода Лукашенко в совхоз «Батька на Немане». Всего-то нужно внести в законодательства двух государств минимальные, но важные изменения. Может, поэтому Валерий Зорькин заговорил на днях о поправках в Конституцию РФ?

Внутри органов управления России и Беларуси все сохранится. Останутся два президента (скажем, Лукашенко и Медведев), два парламента, два правительства с их хозяйственными функциями. Но силовые и правоохранительные органы переподчинят союзному руководству, которое возглавит, скажем, генеральный секретарь Союзного государства России и Беларуси. И этот пост займет, естественно, Путин.
В случае такого эпохального объединения братских народов нет сомнения, что рейтинг Путина вновь взлетит. И он легко выиграет самые демократические выборы на указанный пост – благо восторженных россиян-избирателей будет куда больше, чем примкнувших к ним белорусов.

Восторг наших граждан обеспечит то, что Беларусь явно больше Крыма. Среди белорусов же национальное движение давно задавлено самим Батькой – значит, серьезных протестов с их стороны ждать не стоит. Лукашенко сохранит свой внутренний статус, поэтому вряд ли станет отчаянно сопротивляться подобному проекту. Белорусская элита в статусе потеряет, но никаких материальных потерь не понесет.

И Запад будет вынужден смириться с этой операцией. Во-первых, потому что она пройдет «по согласию сторон» и не вызовет столь громкого протеста со стороны недовольных белорусов, как в случае с Крымом. Во-вторых – сам же Запад столько раз ссорился с Лукашенко, называя его последним диктатором Европы, что защищать его ради свободы и демократии будет сложновато.

Путин же останется у власти на «пожизненно». И будет, как и раньше, неформально контролировать «Газпром», «Роснефть», «Сбербанк», ВТБ и прочие финансовые потоки, на которых и держится высшая власть.