Дело Ельцина живет и побеждает в России

Татьяна ВОЕВОДИНА

Пишут, что Ельцин-центры начали расти по городам и весям нашей страны. Не краеведческие музеи, не музеи современной истории – Ельцин-центры! Это подтверждает неоспоримое: наше государство в его нынешнем виде суть порождение масштабного предательства, а Ельцин – отец его.

И государства, и предательства.

И родимые пятна этого предательства – видны повсюду: от Конституции, утверждающей примат международных договоров над внутренними законами, до политики Центробанка, направленной на подавление инфляции, а заодно и всякого производства. Мы видим эти гадкие пятна и в образовании, и в политике телевещания – да во всём.
Александр Проханов говорит: Ельцина и его политику надо решительно осудить. Разумеется, надо. Но без смены всей парадигмы – это невозможно. Дух ельцинизма долго ещё будет витать над многострадальной нашей землёй. Мне кажется, выветрится он только благодаря какому-то гигантскому несчастью, обвалу, катастрофе, что, конечно, не дай Бог и даже думать об этом боязно, но по-другому, подозреваю – не выйдет. Очень часто только большое несчастье и громадный шок прочищают мозги и обращают к сознанию. Так случается и в отдельной человеческой жизни, и в жизни народов и государств.

Но мне хочется обсудить не то, как и чем закончится ельцинизм, а, напротив – откуда он взялся. Из какого болота вылез этот бес предательства и разрушения?

Ельцин – это логическое и эстетическое завершение эпохи Застоя. Этим должно было кончиться: сначала Горбачёвым, а потом и Ельциным. Оба для истории – близнецы-братья, хотя и сильно не любили друг друга и на поверхностный взгляд были антагонистами. Но делали они одно дело – разрушали. Не случись эти двое – появились бы другие с той же задачей.

Они оба воплощали дух времени, в них сконцентрировался духовный упадок народа. Народ ведь, как и отдельный человек, может духовно пасть – вот это и произошло. Первое лицо – не важно, царь, генсек или президент – всегда выражает состояние народного духа. При этом очень малое значение имеет то, чему принято придавать значение огромное: избирает его народ или он появляется у власти каким-то иным образом. Народ в любом случае создаёт его из себя, сотворяет из своего духа; можно сказать, порождает его – своим благочестием или безверием, шкурничеством или героизмом.

В этом смысл известного изречения, что народ всегда имеет то правительство, которое заслуживает. Точно так же каждый начальник имеет тех подчинённых, которых создал эманациями своего духа. Верно и обратное: работники имеют того начальника, которого заслуживают. Это кажется странным только очень поверхностному или крайне неопытному и ненаблюдательному человеку.

Я отлично помню Застой. Это было время, когда жизнь шла по инерции. То, что строились заводы и пахались поля – свидетельствует только об огромности запасённой инерции. Но простые люди жили своей маленькой жизнью, наплевав на все, что говорят по телевизору или пишут в партийной прессе. Это априори считалось враньём и массово презиралось. Как и у нас в институте скучливо презирали все эти истматы, истории КПСС, политэки и прочую коммуняцкую нудьгу.

Ну надо им – пускай врут. А мы будем жить себе в своём бетонном гнёздышке, стаскивая туда по мере сил люстру хрустальную с подвесками, стенку югославскую, дублёнку болгарскую. Можно и в партию вступить – чтоб сподручнее было жизнеустраиваться…

В 70-е годы и дальше жизнь стала по духу и стилю обывательской, заточенной на создание своего маленького уютца. Отсюда возник культ ширпотреба. А поскольку западный ширпотреб был лучше нашего, то естественным образом возник культ ширпотреба западного.

Следующий переход: от культа западного ширпотреба – к культу Запада как такового – произошёл легко и естественно. Цепочка была такая: вакуум идей – обывательский сталь – культ ширпотреба – культ западного ширпотреба – культ Запада – плавная сдача всех позиций.

Высшим счастьем было поехать на работу в какую-нибудь советскую организацию за границей, лучше на несколько лет. Похвала удачливому карьеристу звучала так: «Из заграниц не вылазит!» Частота и длительность зарубежных поездок была критерием жизненного успеха.

В начале 80-х я работала в Минвнешторге, где обогатилась таким речевым оборотом: «N уехал в длительную командировку в Италию». «А сколько он ждал!» Находясь в «этой стране», можно было только ждать истиной жизни, которая начинается только «там». Впрочем в брежневские времена ещё был некий остаточный страх божий, а дальше – всё пошло вразнос.

Горбачев пытался вдунуть что-то свежее в идею коммунизма – но поскольку ни он, ни народ не вложили в это душу, эйфория от его перестройки испарилась всего за год. А следом открытая им внешняя свобода – при внутренней окостенелости партийных догм и аппаратных механизмов – лишь ускорила сдачу советских позиций.

Сейчас отмечается 29-летие исторической встречи на Мальте, где любимец западных обывателей Горби сдал всё, что только можно, о чём Запад даже, похоже, и мечтать не смел. И в этом не было ничего дивного: в той духовной атмосфере по-иному и быть не могло.

Потом пришёл Ельцин и продолжил сдачу. И она далеко не закончена: приостановлена, но не прервана. Так что дело горбачевизм-ельцинизм живёт и, к сожалению, нередко побеждает. Отсюда и Ельцин-центры.
 

2 Комментария

В основе всепобеждающего вещизма лежало перерождение партноменклатуры, ибо рыба гниёт с головы. Я не стану многословьем обосновывать своё видение (знающие - поймут с полуслова, а другим надо долго объяснять). На этот процесс повлияли 4 фактора: ВОВ выкосила лучших: убийство Сталина кликой Хрущёва; "разоблачение" Хрущёвым культа личности; волюнтаризм Хрщёвских реформ.

Иван, ты прав! Только перерождения не было, это было восстание законспирированных врагов. Смотри глубже...В России белая расса советского народа находится под управлением нелюдей, других форм жизни,у них другие цели и риентиры и они не недружественны расе советского народа. Это рассовая война, про которую молчат. Читай или слушай Василишина Сверхновый завет часть 2 и поймешь откуда взялись Хрущёвы и Жуковы...