И систему надо менять и Путина надо менять, потому что ему и так хорошо

Александр РУСИН

Проблемы российской политики и экономики носят системный характер и не сводятся ни к личности Путина, ни даже ко всей партии жуликов и воров, известной как Единая Россия.

Путин и Единая Россия – это не причина, а следствие. Порождение той системы, которая была создана на месте советской.

Эта система, сформированная в 90-е, привела к созданию сырьевой экономики, при которой Россия стала сырьевым придатком Запада. В результате внутри России выгодным делом стали в основном добыча и экспорт сырья, а также импорт готовой продукции и ее распределение.

Следствием этого стал рост социального неравенства и упадок регионов, наименее задействованных в добыче и экспорте сырья. Это же привело и к росту коррупции, поскольку от решений чиновников в данной системе зависит слишком много – большая часть страны является дотационной, а распределяет средства госаппарат.

Экономика оказалась сильно централизована, замкнута на несколько сырьевых корпораций, следствием чего стала централизация власти и консолидация чиновников и политиков вокруг одной партии и одной центральной фигуры.

Большую часть валютной выручки, а значит, и материальных ценностей, приобретаемых за рубежом, генерируют всего несколько корпораций. Но этих средств не хватает на развитие страны, их не хватает даже на содержание всей страны с ее 150-миллионным населением.

Это приводит к тому, что часть населения, на содержание которой хватает сырьевой выручки, собирается вокруг центров получения и распределения прибыли – в Москве, в Питере, в банках, в самих сырьевых корпорациях, на государственной службе. И собравшиеся вокруг источников прибыли и материальных благ стараются совместными усилиями поддерживать и охранять сложившуюся систему, потому что она обеспечивает их достаток.

Результатом этого и стало формирование Единой России и нескольких других партий, которые ведут борьбу исключительно за свои интересы в рамках системы.

Это же привело и к формированию фигуры Путина, поддержка которого обусловлена, с одной стороны, желанием успешного меньшинства сохранить систему и, с другой стороны – страхом более широкой части общества потерять то немногое, чем система их обеспечивает.

10-20 миллионов, чей доход находится на относительно высоком уровне и непосредственно связан с добычей сырья, торговлей, финансовым сектором и госслужбой, старательно охраняют сформированную систему. И убеждают остальных, что эта система единственно правильная и ей управляют те, кто "делает все правильно и лучше кого не работает никто".

Остальная часть общества делится на две большие группы – на тех, кто верит "жрецам системы" и соглашается с ними, и тех, кто полагает, будто проблема сводится к управляющим (Единой России, Путину, правительству) и нужно лишь заменить их, тогда все наладится.

Считающие, что президента и правительство надо менять, в свою очередь делятся на несколько групп "по интересам". Одни считают, что к власти должны прийти руководители западного образца, другие – что должны прийти руководители советского образца, третьи концентрируются на национальной тематике.

Однако заменить Путина (что довольно сложно из-за консолидации вокруг его персоны большей части элиты и существенной части общества) и даже распустить Единую Россию (что еще сложнее) – совершенно недостаточно.

Сырьевой экономикой в России можно управлять только так, как это делают Путин и Единая Россия. Говорить при этом можно разные слова, можно рассказывать разные анекдоты, можно более или менее успешно прикидываться патриотом для патриотов, социалистом для социалистов и либералом для либералов. Но решения в рамках сырьевой системы все равно будут примерно одни и те же.

Сырьевая экономика не позволит народу в целом жить лучше, чем он живет сейчас.

Сырьевая экономика не может обеспечить высокий уровень жизни для 150-миллионной страны. Поэтому люди будут постоянно бороться за места у кормушки, тянуться к источникам дохода и местам его распределения, отталкивая конкурентов. А значит, будет и коррупция, и все прочее. И припавшие к кормушке будут делать так, чтобы не подпускать к ней остальных, объединяться между собой, чтобы совместными усилиями отгородиться от народа. Стараться объяснить ему, что надо потерпеть, подождать, во всем виноваты враги... кому не хватает денег – надо заниматься бизнесом...

Медведев на самом деле очень точно сформулировал – денег нет, но вы держитесь. Сырьевая экономика не может обеспечить достаточно высокого уровня жизни для всех, поэтому для значительной части народа при ней денег будет не хватать всегда. Поэтому надо на самом деле поблагодарить Дмитрия Анатольевича за его честность и прямоту.

Таким образом если мы хотим не просто увидеть другую фамилию президента, а хотим лучше жить, хотя бы в перспективе – нужно переходить от сырьевой экономики к более развитой и производительной. А вместе с этим менять всю систему, собранную у сырьевого корыта.

Но здесь нужно понимать, что переход от сырьевой экономики к чему-то более совершенному не случится по щучьему веленью. Он не случится и в результате пары принятых законов.

Нельзя принять некоторый закон "о переходе к новой экономике", чтобы все остальное случилось само собой.

Сырьевая экономика в России возникла не случайно и не вдруг – она стала результатом нескольких факторов:

1) Развал собственного производства;

2) Интеграция в мировую экономику;

3) Нарушение системы ценностей.

Когда собственное производство было подорвано рыночными реформами, а экономическое пространство страны оказалось открыто – сырье стало главным источником получения прибыли и материальных ценностей.

В условиях интеграции России в мировую экономику со свободным движением капитала и свободной торговлей – развивать свое производство стало невыгодно ввиду более высоких климатических и логистических издержек в сравнении с Китаем, Европой и США.

Сырьевая экономика, вокруг которой сформировалась та система власти, которую мы видим – сама по себе является частью более масштабной системы. Частью мировой экономической системы, с одной стороны – и частью системы ценностей современного российского общества, которая включает в себя преклонение перед импортными товарами и желание жить "как там".

Сырьевая экономика в России сформировала вокруг себя систему власти, бизнес-среду, систему общественных отношений и... сама стала частью этой системы.

Одновременно с этим сырьевая экономика обеспечивает страну импортными товарами, причем не только товарами класса люкс, без которых можно обойтись, но и такими товарами, без которых обойтись довольно трудно. Например инкубаторное яйцо, без которого невозможно птицеводство. Или оборудование связи, компьютерная техника, которая постоянно изнашивается и выходит из строя, а без нее функционирование предприятий и организаций сегодня немыслимо.

Все это означает, что нельзя одним волевым решением превратить сырьевую экономику и всю связанную с ней систему власти и бизнеса в какую-то другую.

Сырьевая экономика, стой, раз-два! – так не получится.

Путин уже лет десять пытается сделать нечто подобное, уговаривая сырьевую экономику начать превращаться в какую-то другую. Сначала уговаривал превращаться в инновационную, теперь – в цифровую. Не выходит.

Проблема в том, что нельзя заменить одну часть системы, не затрагивая другие. Нельзя создать новую экономику, оставив неизменной систему ценностей, власть, общественные отношения, бизнес-среду, интеграцию России в мировую экономику и прочее.

Попытка отказа от сырьевой экономики вызовет противодействие со стороны:

1) 10-20 миллионов, чей доход непосредственно зависит от сырьевой системы, кто кровно в ней заинтересован. И эти люди занимают почти все высокие посты, контролируют большую часть бизнеса, а также командуют войсками.

2) 30-40 миллионов убежденных, что существующая система правильная, ничего менять не нужно, будет только хуже (кстати насчет краткосрочных перспектив они совершенно правы – в краткосрочном плане станет хуже).

3) Несколько десятков миллионов убежденных, что все проблемы сводятся к президенту и правительству, нужно заменить только их.

4) Европы и США, которые не заинтересованы в том, чтобы Россия отказывалась от сырьевой экономики и строила более совершенную.

Глупо думать, что силами одного президента или даже всего правительства при поддержке парламента можно преодолеть силу инерции всей системы, противодействие кровно заинтересованных в ней слоев.

Да, систему надо менять... Но как?

Возможны три способа изменения системы:

1) Эволюционный – то есть проведение реформ. Однако система находится в достаточно устойчивом к реформам состоянии и будет сопротивляться им. В нашем случае этот способ не работает – доказано на практике. За 18 лет система так и не начала эволюционировать – несмотря ни на какие кризисы и тупики.

2) Создать внутри старой системы или рядом с ней новую, которая станет эффективнее старой и вытеснит ее. Однако в нашем случае для этого нет достаточного ресурса. Если бы это было возможно, то хоть в одной из постсоветских республик такая система уже возникла бы. Попытки Украины отдельно от России построить более совершенную экономику ни к чему не привели.

Пока общество жаждет жить "как там", преклоняется перед импортными товарами и стремится к интеграции в мировую экономику – система не изменится: в рамках данной концепции можно строить только сырьевую и потребительскую экономику.

Построить новую систему в масштабах села нельзя. Даже в масштабах Донбасса не получилось. В том числе и потому что старая система не заинтересована в появлении конкурентов.

3) Разрушение старой системы, ее банкротство, паралич управления. Когда старая система перестанет обеспечивать большую часть населения, тогда ее противников станет больше, чем сторонников. Не противников конкретного президента, а противников системы в целом.

Кроме того те 10-20 миллионов, которые кровно заинтересованы в сохранении системы и хорошо живут при ней – в процессе ее разрушения начнут быстро терять свой доход. Их уровень жизни быстро упадет, и кто-то покинет страну, а кто-то превратится из жрецов системы в ее яростных противников. И создание новой системы станет неизбежностью, потому что когда старая система перестает работать – не остается иного выхода, кроме как создавать новую.

Вот такие у нас перспективы.

Эволюционировать система не может и не будет, это для нее смерти подобно. Создать новую систему внутри старой или рядом с ней – идея хорошая, но реализовать ее не получилось ни на Украине, ни в Донбассе, не получится, наверное, и внутри РФ.

Остается только разрушение системы, банкротство, паралич управления – скорый или не очень, медленный или стремительный, – это уже как пойдет...