Путинская скрепа шатается как больной зуб

Михаил ПОЛЯКОВ

В Интернете – да и не только – набирает популярность жанр под названием "Как я разлюбил Путина". Уже и в личных беседах я всё чаще слышу, что кто-то любил прежде действующего президента, да после долгих раздумий разочаровался в нём.

Тут показательно всё – и прозорливость (иные разочарования восходят уже к 2004-му году), и красноречие обличений, и глубина анализа. Порой хочется спросить такого аналитика: а где же ты был до пенсионной реформы? Почему твоя хата была с краю, когда публиковались жуткие истории об обездоленных, о гибнущей промышленности, о нищете деревни, о закрытых больницах? И в то же время – о замках олигархов и чиновников, о детишках элитариев, с младых ногтей занимающих высокие посты на ключевых предприятиях страны? Тогда ты предпочитал гордиться Сирией и искандерами, ругать врагов дорогого Владимира Владимировича и объяснять любое несогласное мнение госдеповскими грантами...

Но всё-таки даже сейчас многим кажется невозможным, чтобы к Путину стали бы относиться как некогда к Ельцину. Слишком укрепился "национальный лидер" на главном посту страны, слишком густо ощетинился Кремль "пропагандой Киселева" и штыками Росгвардии. И сквозь этот кордон вроде не должна прорваться к основным залежам народа та критика, которая бушует во внесистемных соцсетях.

Однако на деле ситуация далеко не столь безоблачна. Власть сегодня похожа на мчащуюся во весь опор машину, лёгким бегом которой может восхищаться посторонний – но водитель знает, что во всех узлах лютый износ и малейший сбой может повлечь за собой беду.

Да, Кремль контролирует все информационные ресурсы, но его лимит влияния на аудиторию исчерпан. Что еще могут изобрести Соловьёв, Киселёв и Норкин, чтобы люди вновь поверили чиновникам? Все украинские эксперты избиты и вышвырнуты из студий, все амфоры извлечены из загадочных морских глубин, и все щенки лабрадоров подарены больным девочкам из Краснодара.

За телевизором прочно закрепилась репутация говорильни для пенсионеров и домохозяек, которую нормальному человеку и смотреть стыдно. А уж узнавать из неё новости – вообще нечто сродни участию в финансовой пирамиде.

Примерно та же история с силовыми структурами. Да, люди в погонах пока сохраняют лояльность власти, но ведь и они не роботы. И полицейские, и те же росгвардейцы прекрасно видят, в каком состоянии находится страна, а порой и чувствуют, как в истории с генералом Золотовым, действие той самой коррупции на себе. События в Ингушетии, где полицейские стали на сторону местного народа, показывают, что такое может повториться и в других местах в случае массовых протестов…

Единственной скрепой, удерживающей нынешний режим от падения, является сам Путин. Но и эта скрепа всё более шатается, как больной зуб, а вместе с тем Владимир Владимирович всё чаще начинает напоминать избирателю Бориса Николаевича.

У Ельцина было – "если цены поднимутся, лягу на рельсы". А у Путина – "пока я президент, пенсионный возраст не вырастет". У Ельцина была "семья", а у Путина – кооператив "Озеро" и секция дзюдо. И если присмотреться, то при всей бравой риторике, при всех внешних победах (многие из которых, увы, сегодня оборачиваются поражениями, как в ситуации с венесуэльскими миллиардами), Путин более и более напоминает позднего Ельцина.
Не хватает какого-то одного штришка, чтобы контур замкнулся и вместе с тем отношение к нынешнему президенту радикально поменялось. И не стоит думать, что это дело многих лет. Ведь и Ельцина от триумфа 91-го года до провального 93-го с расстрелом парламента отделили всего-то два года...

И дело тут даже не в личных качествах и поведенческих моделях обоих лидеров, мало в чем схожих. А в самой логике развития событий, избранного курса – когда его порочность неизбежно приводит к неминуемой трагедии.

Мы понимаем, что не Ельцин сам придумал "гайдаровскую реформу", ставшую гибельной для нашей экономики. Он за нее держался, не имея под рукой другой; она позволила ему заручиться поддержкой Запада, дабы выстоять против своего народа. И скорей всего не Путин избрал стратегию "сырьевой сверхдержавы", в рамках которой вышел сперва триумфальный взлет, помогший заручиться уже поддержкой своего народа против Запада.

Но и то, и то оказалось ложной, недолгосрочной перспективой. В одном случае ее хватило всего на 2 года, в другом – благодаря стечению обстоятельств и росту цен на нефть, который в принципе не мог быть вечным – на все 20.

А дальше что? А то же самое. Никакой личный авторитет, никакое обаяние лидера, пошедшего ложным путем, не способны заменить огромной стране верную стратегию развития. Если ее нет и в холодильнике готова мышь повеситься – самый обаятельный и привлекательный правитель неизбежно превратится в конце концов в глазах народа в свою полную противоположность.
 

1 Комментарий

Правильный посыл. Добавлю только что свободу паразитам дают равнодушные и безучастные терпилки на местах. Любой аппарат, чиновничий или репрессивный, включается в работу по заявлению гражданина. Есть предъява конкретному чиновнику, есть и процессуаальные дии супротив няго. От одной предъявы чинуша откупится. А вот когды их тысчи. Где деньги взять шоб смазать коррупционныя шестерни?
Поентаму активнасть гражданина ента залог оздоровления системы. Без шуму и пыли.
Достаточна ента зрозумить десяти процентам населения и тоди путин или будь исчо хтось почнэ служиты народови.