Верховный клоп всея РФии...

Александр РОСЛЯКОВ

Известный политолог Валерий Соловей выписал весьма точное определение нынешнему российскому обществу:

«Классовая ненависть, а не левый запрос. Вот что составляет нерв массового настроения. Не левая политика, а эмоции: раздражение, ненависть и желание отомстить «хозяевам жизни». И это лишь зеркальное отражение классового господства, исповедуемого финансово-бюрократической элитой».

Но тут еще интересно бы вспомнить, как и откуда мы к этому пришли.

Исходной точкой поворота от советского режима к нынешнему стала борьба против льгот и привилегий, которую ловко оседлал Ельцин, став разъезжать по Москве в троллейбусах и трамваях. Это сделало настоящий фурор: людей дико пленяла льготная возможность похлопать по плечу столичного начальника, к кому раньше было за сто шагов не подойти.

Но на самом деле народная мечта была не против льгот и привилегий – а за них, только для всех. Никто сам не хотел ездить в трамвае, все хотели ездить в черных волгах. Никто не хотел советских товаров – все хотели импортных, привилегированных. И это с дьявольской сметкой уловил Чубайс, выведя основную формулу победы над СССР: «две волги на ваучер». Воплощение мечты не просто о барских партноменклатурных привилегиях – но еще и на халяву. И дальше уже можно было никого ни в чем не убеждать. Рыбка сама села на крючок – да так, что за уши не отдернешь: сама впилась в него всеми фибрами и зубами.

То есть не благими намерениями была вложена дорога в то, что едко обозначил Соловей. И намерения с самого начала были самыми дрянными и корыстными.

Более сметливая номенклатура поняла это сразу – поспешив с личной пользой встроиться в дурной процесс. Так, скажем, знатный прогрессист и перестройщик Евгений Примаков, возглавив в 1990 году комиссию ВС СССР по борьбе против льгот и привилегий, тотчас обзавелся персональным самолетом и личной охраной.

Еще лучше анекдот с Ельциным, о ком в конце перестройки разошелся верный слух, что став главой Свердловской области, он переехал в общежитие, дабы жить бок о бок с народом. Даже одна его поклонница влепила мне пощечину, когда я в этой байке усомнился.

А следом у меня случилась командировка в Свердловск, где я и спросил: правда ли? – Чистейшая!

Оказывается, став первым секретарем Свердловского обкома, Ельцин выстроил в центре Свердловска, на берегу реки Исети свой «дом на набережной» – дворец в 4 этажа для себя и пары присных. Но из нечеловеческой сквалыжности провел его по смете общежитием при Доме колхозника – чтобы была квартплата как в общаге…

Народ же оказался образцовым тормозом – идя с четверть века к сегодняшнему осознанию крючка, на который сам же нарывался, надеясь, что и ему от барских льгот и привилегий что-то перепадет.
И в начале славных путинских лет халявная народная мечта, потерпевшая горькое фиаско в 90-х на пирамидах имени Мавроди, даже начала сбываться. В связи с ростом цены на нефть поплыли вверх нетрудовые массовые доходы, миллионы россиян выехали на шикарные египетские и турецкие курорты; барское «все включено» стало стилем их жизни…

Но недолго эта музыка играла: халявный сыр вечным не бывает. И даже удивительно что Путин, ныне поносимый оставленными без порток халявщиками, больше десяти лет питал эту ораву почем зря.

Впрочем самая великая его политическая ошибка в том, что и он, тоже поддавшись общей приверженности халяве, решил стяжать любовь народа самым быстрым и простым путем раздачи розовых слонов. А не посредством принуждения всех к капитальному труду во благо настоящей экономики, что принесло бы ему поначалу куда меньше лавров, зато в будущем – уже незыблемый успех.

В общем долго ли, коротко – но после холодного душа последних тощих лет народ наконец понял, как обмишулился, клюнув на удочку Чубайса. И состоялось запоздавшее на 30 лет раскаяние за предательство СССР, где этих льгот в натуральном выражении (жилье, учеба, медицина, гарантированное трудоустройство) на долю каждого приходилось много больше, чем сейчас.

И созрели гроздья гнева – в адрес тех, кто с самого начала дал алчущим халявы массам не удочку и не рыбу, а крючок.

Все справедливо. Но, увы, опять не конструктивно.

До осознания простой истины, выраженной в старинной русской поговорке «Без труда не выудишь рыбку из пруда», покамест так и не дошло. Народ жаждет расправы над теми, кто лишь обогнал его в общем стремлении к халяве – и не дожидаясь падения с небес этих «двух волг на ваучер», сам взял на этот ваучер страну.

До понимания покамест не доходит, что если даже все награбленное олигархами разделить «на всех» – прибавка этим «всем» будет ничтожной. И лишь обильный, плодотворный труд – причем сегодня уже больше не горбом, а мозгом – способен всех насытить и наградить путевками на вожделенный турецкий берег.

Но как прийти к этому хлебному труду? «Мы-то сегодня не решаем ничего, за нас решают!» – дружно плачутся российские бездельники. Вранье! Решают все именно миллионы, «большие батальоны», которые всегда правы – на митингах, выборах и в повседневной жизни. О чем тот же мудрый русский язык тоже сказал давно: «Когда весь народ вздохнет – и временщик падет».

Самая длинная дорога начинается с первого шага. Когда наши избиратели осмелятся не голосовать на местных выборах за местных негодяев за стакан водки или пачку пельменей, как сегодня повсеместно принято – это и будет наш первый шаг. А там дойдет и до второго, и до третьего – по смене государственной концепции с сырьевого омута, откуда сегодня всласть напиться могут лишь избранные, на трудовое море, из которого напьются все…

Когда мы убегали в 1991-м из Советского Союза, казалось, что счастье было так близко, так возможно. Главное – уйти о самих себя, от своих застарелых вождей, плетущих всякую коммунистическую или перестроечную ересь, от советской уравниловки…

Вот при буржуазной, капиталистической уравниловке придет подлинное равенство: никто не пашет невпротык, а урожай с непаханого поля получают все. Даже был в программе Ельцина-Явлинского такой захватывавший пункт: товарная интервенция. То есть как только мы откажемся от убогого советского труда, Запад наградит нас несметными гроздьями его товарного благополучия…

Стыдно об этом сегодня вспоминать – но именно так на заре нашего нынешнего капитализма и было!

Да, на исходе СССР наши партийные клопы облепили все наши подушки безопасности. Мы выходили тогда на миллионные митинги против тех клопов – а обернулся тот дурной протест против нас же, против тех подушек, которые в итоге были вовсе уничтожены.

Но есть еще одно речение: ни чистом теле клопов не бывает.

И наш нынешний верховный клоп – увы, не антинародное явление, а самое что ни на есть народное: каковы мы, таков и он. И пока мы этой горькой истины всей своей взлохмаченной подкоркой не поймем – не будет нам спасения. Как не было его и в безумной катавасии 1990-х, когда мы под натиском каких-то прохвостов ушли от самих себя.

Вернись к себе, к своим натруженным корням, безумец! Иначе никогда тебе удачи не видать.
 

4 Комментария

Хорошая статья. Нужно только добавить, что Советский Союз юридически жив, а мы так и остались гражданами СССР.

"Советский Союз юридически жив, а мы так и остались гражданами СССР"
Если с первой частью высказывания можно согласиться, то вторая аж вопиёт от несоответствия! Ну, какие они, в большинстве своём, ГРАЖДАНЕ? Электорат... Вспоминают о Союзе? Да, вспоминают, но тоже как-то халявно. Прав автор: "Вернись к себе, к своим натруженным корням, безумец! Иначе никогда тебе удачи не видать."

/Ну, какие они, в большинстве своём, ГРАЖДАНЕ?/

Это в правовом смысле. Чтобы выйти из гражданства СССР требуется решение Верховного Совета СССР. Нет такого решения, значит юридически человек является гражданином СССР.

Бред. Народ всегда и везде статисты. Пока не появится лидер с ресурсами и средствами массовой дезинформации ни каких изменений не будет, как бы кто там себя гражданином СССР не чувствовал. Сначала почту ,банки и телеграф - нужны ресурсы и рупор и ни как по другому и желание этого лидера или группы.