Замазать футбольной истерией страшные провалы в экономике и социальной сфере

Борис ГРИГОРЬЕВ

Можно ли не радоваться победам своей футбольной сборной? Ведь понятно же, что дело тут не в футболе. Хотя вроде бы как раз в нем – все только о нем и говорят в эти дни. Но внутренний воспаленный нерв этого разговора не там, не на футбольном поле и не в заветных прямоугольниках атакуемых ворот.

Нет, разговор идет не о футболе, а о каких-то категориях, с виду невинных, но ставших вдруг болезненными донельзя.

«Кто кого морально и политически нагнет и набьет?» – вот главный вопрос, бурлящий сейчас по поводу мундиаля, то есть чемпионата мира, с переводе с испанского. Кстати не могу отделаться от другого вопроса: а какого лешего нам надо было родное, патриотическое название переводить на довольно редкий среди россиян язык?..

Футбол – это все же не какой-то бег в мешках по пересеченной местности и не скольжение на пятой точке по наклонной плоскости путем веника и совка.

Футбол – дело государственной важности. «Эй, вратарь, готовься к бою, часовым ты поставлен у ворот. Ты представь, что за тобою полоса пограничная идет», – вот его универсальная формула, впервые прозвучавшая в песне Дунаевского из довоенного кинофильма «Вратарь».

Фильм-то давний, но общественное отношение к футболу и к спорту вообще, все радости от побед и горести от поражений – продолжают формулироваться у нас в военно-политических категориях.

Футбол, как и война – продолжение политики другими средствами. Это национальная идея. Причем даже в большей мере, чем в советское время, когда существовала масса и других победоносных идей.

Сегодня можно вослед известной формуле сказать, что футбол как один из исторически сложившихся эрзацев патриотизма – есть последнее прибежище негодяев. И даже некоторые так и говорят, что весь этот спорт – радость фальшивая. Как водка. Как наркотик.

И после первых безмятежных объятий всех со всеми на нашем мундиале два хорвата из победившей российскую сборную команды чиркнули как спичкой страшным возгласом «Слава Украине!» И тотчас представители российского патриотического прибежища кинулись, осатанев и забыв всю спортивную терпимость, рвать на куски авторов враждебных голов и выкриков.

Хотя – ну, слава и слава. «Слава космонавтам!» «Слава речникам Волго-Дона!» «Слава Бразилии!» – кого бы смутили такие восклицания?

Но мы-то подспудно понимаем или нам кажется, что понимаем, что «Слава Украине», нашей главной ненавистнице и ответчице за все наши беды – это совсем другой табак. Это уже покушение на наши скрепы, на святыни Троице-Сергиевой лавры, крепость брачных уз и успех экономических реформ Медведева на святой Руси!

И понеслось…

Впрочем другие говорят, что футбол, наоборот, сближает позиции, сглаживает углы и смягчает нравы.

Кто прав? Наверное, и те, и те. И неправильно валить в одну кучу разные виды патриотизма. Да, футбол – мощный провокатор агрессивности. Но он же – и стимулятор благородных порывов. То есть каково состояние общества, таков и вектор спортивного энтузиазма.

И все же меня как-то тошнит от словосочетания «наши парни», когда оно звучит в течение полутора часов полторы сотни раз – да еще и с неизменно взвинченными интонациями…

Когда я этим своим скепсисом поделился с одним добрым знакомым, исполненным самых возвышенных чувств по поводу «наших парней», он сказал: «Ну ладно, футбол. А если бы ты узнал, что кто-то из российских физиков или биологов получил Нобеля, тоже так бы фыркал?»

Но это ведь – совсем другой вопрос!

Победа нашего физика или биолога в мировой борьбе – это победа всей национальной политики, национального вектора, выбранного верно. От этого неизбежно отломится что-то полезное – не мне, так моим детям или внукам. Как еще дореволюционные открытия Менделеева, Можайского, Попова через 40-50 лет, попав в нужные руки, поднимали жизнь нашей страны от соломенных сельских крыш до телевизоров, гражданской авиации и прочих зримых благ.

А футбольная победа, какой бы грандиозной ни была – только футбольная. От нее никому кроме «особ приближенных к императору», отвечающих за этот мундиаль – словцо, которое все же никак в моем сознании не вяжется с «нашими парнями» – не станет лучше. А прочим, очень может быть, станет и хуже. Поскольку вся эта футбольная политика, по крайней мере в нашей стране и в наши дни, нацелена лишь на одно: замазать футбольной истерией страшные провалы в экономике и социальной сфере…

Все же никто не заставит меня полюбить это нынешнее коллективное помешательство на футболе… Давайте лучше помешаемся на честных выборах – и будем болеть на них столь же пристрастно. На образовании – и вкладывать в него бюджеты, равные спортивным; строить для него современные «дворы пионеров». На поддержке молодоженов – давать им работу и жилье, чтобы при всей страшно мешающей нам жить сегодня «Славе Украине!» меньше разводились…

Ну, а что до футбола как мирового престижа и продолжения политики… Начнем жить хорошо – и он станет именно продолжением нашей победоносной политики, а не заменой и не имитацией ее…
 

2 Комментария

Сейчас важно повсеместно грить о смерти эрэфии как корпорации оккупантов и о её угрозе каждому гражданину СССР, коих эрэфия заморочила и социально поработила.

Футбол может быть национальным видом спорта только в благополучной стране, где граждане могут позволить себе регулярное посещение матчей (финансовая основа существования) любимой команды, а также выказывать ей искреннюю поддержку и радость её победам. Только тогда может быть достаточной число команд, имеющих надёжную финансовую базу, интересные матчи, формирование талантливых игроков, и, как следствие, национальный интерес к этому виду спорта. Нищее население не болеет за футбол, и не ходит на матчи. Даже на проходящем ЧМ поддержка российской сборной выглядела искусственно вымученной. Спорт за счёт госбюджета, за счёт экономии расходов на образовании и здравоохранении, является формой грабежа населения.