Суббота , 19 сентября 2020

Украине придётся смириться с потерей Крыма

Грэхем Аллисон
В феврале Foreign Affairs опубликовал статью известного американского политолога, советника министра обороны при президенте Рейгане, заместителя министра обороны США при президенте Клинтоне, а ныне директора Центра по науке и международным отношениям им. Белфера «Новые сферы влияния. Разделяя планету с другими могучими державами». В Америке Аллисона считают классиком современной политологии. Суть его статьи в том, что сферами влияния Америке надо поделиться. Как и с кем?

«Американские политики перестали в свое время признавать сферы влияния, но не потому, что эта концепция устарела. Скорее, весь мир де-факто был тогда сферой влияния США. Сейчас эта гегемония сходит на нет, и Вашингтон очнулся… Тектонический сдвиг в балансе сил, произошедший в первые два десятилетия XXI века, был столь же драматичен, как и любой сдвиг, свидетелями которых США были за 244 года своего существования, – пишет Аллисон. – Доля США, составлявшая в 1950 году почти половину мирового ВВП, уменьшилась с одной четвертой в 1991 году до одной седьмой сегодня…»

То есть главным предметом озабоченности бывшего высокопоставленного чиновника Пентагона является Китай. Аллисон пишет: «Китай может инвестировать 1,3 триллиона долларов в инфраструктуру, связывающую большую часть Евразии с порядком, центром которого он выступает… За последние пару десятков лет ВВП Китая резко вырос: с 20% от уровня ВВП США в 1991 году до 120% [выделено нами. – Ред.]… В Китае в четыре раза больше жителей, чем в США, и если производительность труда китайских рабочих станет такой же, как производительность труда португальских рабочих сегодня (примерно в полтора раза ниже, чем американских), то ВВП Китая по сравнению с США вырастет вдвое».

Аллисон подчёркивает, что Китай быстро становится равноправным конкурентом США в области передовых технологий. «Из 20 крупнейших ИТ-компаний девять являются китайскими… Китайские компании лидируют во многих областях прикладного искусственного интеллекта, включая системы наблюдения, распознавания лиц и голоса, технологии в сфере финансов». Существенно выросли военные расходы и военный потенциал Китая. Четверть века назад, по данным Аллисона, китайский оборонный бюджет составлял 1/25 часть военного бюджета США; сейчас он составляет одну треть и скоро сравняется с военным бюджетом США. В 2019 году были опубликованы результаты состоявшихся незадолго до этого засекреченных военных игр. По их результатам был сделан вывод: «Когда мы [Америка] сражаемся с Россией и Китаем, «синих» [Соединённые Штаты] разбивают в пух и прах».

Итак, не сражаться «с Россией и Китаем», если они оказываются вместе. Говоря о России, Аллисон пишет: «Чего бы ни хотел президент Владимир Путин, – пишет он, – Россия никогда больше не будет тем Советским Союзом, в котором жил его отец. Когда Советский Союз распался, образовавшееся в результате российское государство осталось менее чем с половиной ВВП и половиной населения, а его границы вернулись к границам, существовавшим до времён Екатерины II. Однако Россия по-прежнему является ядерной сверхдержавой, имеющей арсенал, который функционально эквивалентен арсеналу США. У нее есть оборонная промышленность, выпускающая оружие, которое мир охотно покупает… Она славится своими вооруженными силами, которые могут сражаться и побеждать… Военная доблесть сегодня является, наверное, главным относительным преимуществом России».

Аллисон призывает американскую военно-политическую верхушку признать: «С точки зрения интересов и ценностей США последствия увеличения мощи Китая и России по сравнению с мощью США неблагоприятны… Украине придётся смириться с потерей Крыма, в то время как страны «ближнего зарубежья» России проникнутся страхом по отношению к Кремлю, станут более почтительными к нему. Для многих стран и отдельных людей… которые нашли убежище под американским зонтиком безопасности и вдохновлены концепцией мирового порядка во главе с Соединёнными Штатами… последствия будут трагическими… Когда в конце 2010-го и в 2011 году разразилась «арабская весна», Обама заявил, что сирийский лидер Башар Асад «должен уйти», но Путин думал иначе… Он продемонстрировал, что страна, которую Обама списал со счетов как «региональную державу», может использовать свои вооруженные силы, чтобы бросить вызов Соединённым Штатам и помочь сирийскому лидеру укрепить свою власть».

Что предлагает Грэхем Аллисон в условиях, оцениваемых таким образом? «Вашингтону понадобятся партнеры, но партнеры, которые приносят больше пользы, чем создают риски». По его мнению, этому критерию соответствуют немногие из нынешних союзников США, и систему альянсов США следует пересмотреть «с учетом затрат и потребностей»: каждого нынешнего союзника – «от Пакистана, Филиппин и Таиланда до Латвии, Саудовской Аравии и Турции» – изучить с точки зрения того, что он делает для повышения безопасности и благосостояния США, с какими рисками и издержками. «Союзы не вечны».

Итак, мысль одного из ведущих аналитиков США в сфере национальной безопасности вращается вокруг возможности смены Америкой союзников. Аллисон не торопится раскрывать карты, но отмечает, что «США откажутся от некоторых союзников, удвоят число тех, чья польза так же важна для безопасности США, как и польза США для них, и радикально пересмотрят условия каждого обязательства» [выделено нами. – Ред.]

Собственно, крушение американоцентричного однополярного мира стало очевидно задолго до появления этой статьи. Однако распад структур однополярности не означает отказ США от мировой гегемонии. А выступление Грэхема Аллисона в Foreign Affairs примечательно тем, что оно показывает: американская военно-стратегическая мысль продолжает работать с категорией сфер влияния, исходит из представления о необходимости «раздела планеты» и сосредоточена в треугольнике сил США – Китай – Россия. Вокруг этого и строится современная американская геостратегия.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Яндекс.Метрика