Вторник , 11 августа 2020

Агония. Но чья агония?

Известный российский историк и публицист Андрей Фурсов сравнительно недавно оценилостроту текущего момента. Настоящее общественно-политическое состояние он определил как «терминальную фазу системного кризиса капитализма».

Известно, что капитализм как система может хорошо жить только за счет расширения рынков, однако, к началу XX столетия мир был полностью исследован и поделен между наиболее сильными «капиталистическими игроками». Как следствие, эти игроки постарались пожрать друг друга.

Сценарий Второй мировой войны российский историк видит как столкновение интересов, в ходе которого британские политические круги готовили Гитлера к броску на СССР, в то время как американцы подталкивали Гитлера против Великобритании.

В этом сценарии Советский Союз должен был принять на себя главный удар «тысячелетнего рейха» и в результате своего ослабления стать «младшим американским партнером в Европе». Поскольку получилось несколько иначе, возможно и была затем затеяна «холодная война».

После войны капитализм развивался еще целых 20 лет за счет «восстановления разрушенного». Экономические чудеса подобного рода – это просто восстановление экономики европейских стран и Японии. Однако, к середине 1960 годов «экономическое чудо» закончилось.

Поэтому западные страны стали переносить промышленное производство в страны с более дешевой рабочей силой, а у советской верхушки, как минимум, было два варианта развития. Первый – дальнейшее совершенствование своей социально-экономической системы не на словах, а на деле; второй – так называемая «конвергенция с западом».

Выбрали второй вариант, возможно, как менее для себя обременительный и в личном плане «более безопасный». Сближение советских партократов и западных влиятельных людей шло по линии «Римского клуба» и «Трехсторонней комиссии».

Синхронно с деградацией советской идеологии в середине 1970 годов на вершине системы сформировалась социально-политическая группа, которая уже была принципиально готова сменить общественно-политический строй. В нее входили сотрудники госбезопасности, люди из партийной номенклатуры и появившиеся владельцы теневого капитала. «Теневая экономика» СССР курировалась «переродившейся частью» КГБ, которая ожидала, что после «Перестройки» она тоже станет частью «мировой экономики» на равноправных условиях с западными партнерами.

К середине 1980 годов стала задача легализовать полученный и накопленный «теневой капитал», для чего следовало быстро сломать советскую систему. В процессе этой трансформации у «местных»ситуация вышла из под контроля и СССР «благополучно развалился» при активном участии «западных партнеров» и их агентов влияния. Некоторые специалисты видят главных лоббистов распада в спецслужбах Великобритании, Германии и Израиля в самую первую очередь.

Распад СССР действительно отсрочил так называемый «мировой кризис», но не устранил причины, его порождающие. К 2008 году предкризисная ситуация (даже несмотря на колониальную эксплуатацию территорий бывшего СССР) вернулась в исходное хроническое состояние. Далее экономические проблемы на западе просто «заливаются деньгами».

«Перегрев» системы ищет выход в войнах, которые с некоторых пор стали гибридными. Роль тактического регулятора в настоящее время выполняет пресловутый  коронавирус.

Одновременно, началось политическое брожение в «мировой метрополии», единственной номинальной сверх-державе.  «Цифровому обществу» очевидно более не требуется сверх-держава, как впрочем и все прочие национальные государства. Не государства требуются, а «сеть территорий».

«Цифровое общество» не совсем верно называют «новым рабовладением», потому что у раба отнимают «свободы тела», а в новом «цифровом строе» отнимается уже свобода сознания или точнее — подсознания. Для того чтобы добиться успеха в этом направлении теперь требуется разрушить массовое образование, официальную науку, ввести так называемый «геномный паспорт» и так далее.

Андрей Фурсов считает, что в ближайшие 10-15 лет и будет выясняться, кто кого «отсечет от будущего» в рамках изменения модели прежнего капитализма. Некоторые регионы мира со своим будущим почти что определились.

В то время как страны Африки «погружаются в неоархаику», Юго-Восточная Азия во главе с Китаем быстро движется к «цифровому миру» (речь здесь идет о внедрении так называемой системы социального рейтинга). России, Латинской Америке, Ближнему Востоку, Европе и Северной Америке в ближайшее время так или иначе придется определяться.

Вопрос стоит так: Агония. Но чья агония? Наиболее слабые и глупые и плохо организованные административные группы станут «пищей», а наиболее сильные, умные и хорошо организованные — основой. Основой для развития именно в том направлении, которое возобладает на деле.

Россия не имеет свой модели развития. Путин и компания проводят «политику компромиссов», экономически стимулируя «развитый запад», обеспечивают олигархический капитализм, который иногда маскируется патриотической риторикой.

Кратко схема сводится к следующему: обеспечиваем вывоз природных ресурсов и вывоз капитала и защищаем ресурсы реформированными вооруженными силами. Иностранную трудовую миграцию приветствуем.

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Яндекс.Метрика