Среда , 20 января 2021
ASEAN leaders are seen on a screen as they attend the 4th Regional Comprehensive Economic Partnership Summit as part of the 37th ASEAN Summit in Hanoi, Vietnam November 15, 2020. REUTERS/Kham - RC2S3K9FOWD3

США утрачивают доминирующие позиции в АТР в пользу Китая

Китай, Япония, Южная Корея, Австралия, Новая Зеландия и 10 стран-членов АСЕАН создали самую большую в мире зону свободной торговли

В последние недели в Азиатско-Тихоокеанском регионе произошли два заметных события. В середине ноября министры экономики 10 стран-членов АСЕАН, а также Китая, Японии, Южной Кореи, Австралии и Новой Зеландии подписали соглашение о создании самой большой в мире зоны свободной торговли — Всестороннего регионального экономического партнёрства (ВРЭП). А 22 ноября состоялось заседание в верхах стран Азиатско-Тихоокеанского экономического сотрудничества (АТЭС), которые согласовали свои дальнейшие планы с ВРЭП и вписали цели своей деятельности в этот крупнейший региональный экономический проект.

О масштабах новой зоны свободной торговли (ЗСТ) говорят цифры: она объединяет 2,2 миллиарда человек в АТР и даёт примерно 30% мирового ВВП. Капиталовложения из стран ВРЭП составляют 10% всех зарубежных капиталовложений мировой экономики. Новая ЗСТ ещё более решительно сдвигает центр мирового экономического развития в Азию.

ВРЭП охватывает широкий спектр вопросов, в том числе либерализацию торговли и капиталовложений путём постепенного снижения тарифов, урегулирование торговых споров, вопросы интеллектуальной собственности, общие правила по государственным закупкам, конкурентной политике, электронной торговле и телекоммуникациям.

Примечательно, что ВРЭП впервые объединило в одной зоне свободной торговли три ведущие в Азии и очень значимые для мировой экономики страны – Китай, Японию и Южную Корею. Эти страны уже длительное время вели между собой переговоры о трёхстороннем торговом соглашении, но идеологические и иные разногласия до сих пор препятствовали их успешному завершению. Китайские эксперты ожидают, что будут отменены тарифы на 86% промышленных товаров, экспортируемых из Японии в Китай в рамках ВРЭП, что принесёт пользу японским экспортёрам. Эти три страны, видимо, станут двигателем экономического развития стран региона – участников ВРЭП.

Кроме того, Япония и Южная Корея с помощью ВРЭП уравновешивают свой крен в сторону США в военном сотрудничестве партнёрскими экономическими отношениями с КНР. Это создаёт базу для трёхстороннего соглашения о свободной торговле в рамках ВРЭП между Китаем, Японией и Южной Кореей, которое, вероятно, будет достигнуто раньше, чем ожидалось.

После подписания ВРЭП Китай имеет 19 международных соглашений о свободной торговле и 26 партнёров – участников таких двусторонних соглашений по торговле.

Основным преимуществом для участников ВРЭП является более свободный доступ к рынку товаров и услуг, поддержка разнообразия региональных цепочек создания стоимости благодаря льготным тарифам. Ожидается также облегчение экспорта из-за уменьшения времени растаможивания грузов и упрощения документооборота. На потребительском рынке стран-участниц увеличится ассортимент товаров при некотором снижении цен в связи с устранением или уменьшением тарифов на большую их часть.

Интересна история создания ВРЭП. В 2012 году страны АСЕАН инициировали переговоры о свободной торговле с Китаем, Японией, Южной Кореей, Австралией, Новой Зеландией и Индией как с партнёрами по диалогу, с которыми имелись двусторонние торговые соглашения. Итогом должно было стать всестороннее региональное экономическое партнёрство как ответ на создававшееся в США при администрации Обамы Транстихоокеанское партнерство (ТТП) с участием США, Австралии, Новой Зеландии, Малайзии, Брунея, Японии, Сингапура, Вьетнама, Канады, Чили, Мексики, Перу. Первоначально в переговорах по ВРЭП участвовала Индия, но впоследствии вышла из них из-за споров о тарифах и торговом дефиците с другими странами.

Первоначально ТТП была запущена Новой Зеландией, Сингапуром, Чили и Брунеем. Они стремились защитить свои интересы от экономического господства таких крупных держав, как Китай и Япония. Однако в 2009 году Барак Обама в рамках общей переориентации внешнеполитической стратегии США на Азию присоединился к ТТП и перенацелил его на экономическое «сдерживание» КНР.

Формально ТТП было соглашением о свободной торговле, но фактически это была попытка США разорвать общие экономические структуры Восточной Азии и воспрепятствовать развитию торгово-инвестиционных связей КНР с её соседями. Поэтому в ТТП не были приглашены Китай и ряд иных азиатских стран, на зато там полностью доминировали США. Правила этого экономического партнёрства ставили КНР в неравное положение в торговле и капиталовложениях с соседями по региону – участниками ТТП как американской инициативы.

Однако и в АСЕАН опасались, что Транстихоокеанское партнёрство под эгидой США замедлит развитие стран, оставшихся за его пределами, переключит основные товарные и финансовые потоки на себя и в конце концов вытеснит АСЕАН на обочину экономической жизни региона. В этой организации крепло стремление подстраховаться от подобных вариантов и ускорить переговоры со своими партнёрами по ВРЭП. Что и было успешно завершено 15 ноября подписанием соответствующего соглашения.

В связи с вероятным приходом к власти администрации Байдена китайские эксперты прогнозируют возвращение США в ТТП с целью помешать деятельности ВРЭП. В КНР не исключают, что Вашингтон попытается превратить ТТП «в платформу против ВРЭП» и продолжить свою «новую экономическую и торговую холодную войну с Китаем». То есть США переориентируют ТТП на конкуренцию с ВРЭП.

Получится ли это у администрации Байдена?

Тенденция последних десяти лет свидетельствует, что с экономическим подъемом Восточной Азии и особенно КНР роль США в АТЭС значительно снизилась. По мере переориентации Вашингтона в последний президентский срок Обамы на создание ТТП США стали менять формат своего участия в делах Юго-Восточной Азии. Например, проявлять меньший интерес к работе АТЭС.

Трамп по-своему продолжил эту линию. Он отказался от ТПП и утвердил новое понятие «Индо-Тихоокеанский регион», в рамках которого сделал упор на военный союз против КНР в составе США, Индии, Японии, Австралии («четырёхсторонний диалог по вопросам безопасности»). В 2018 году Трамп вообще отсутствовал на встрече АТЭС в верхах. Сейчас Вашингтон уже не может доминировать в экономике Восточной Азии, но пока нет признаков, что США при администрации Байдена смирятся с новым положением вещей.

Байден, судя по всему, заинтересован в возобновлении участия США в многосторонних форматах сотрудничества. Весьма вероятно, что США в его президентство попытаются сохранить остатки влияния в АТЭС и как-то участвовать в делах региона. Тем не менее китайские эксперты прогнозируют, что в целом «США уже не будут воспринимать АТЭС так серьёзно, как раньше». Недавняя встреча в верхах стран АТЭС подтвердила эту тенденцию. Участие США свелось к формальному выступлению Трампа, на которое никак не отреагировала команда Байдена. Сейчас речь идёт об утрате США доминирующих позиций в Азиатско-Тихоокеанском регионе в пользу Китая.

Китайские эксперты обращают внимание, что страны региона ЮВА заинтересованы в том, чтобы именно АТЭС оставалась опорой Азиатско-Тихоокеанского региона в отличие от «концепции Индо-Тихоокеанского региона», которая стала инструментом администрации Трампа в геополитическом сдерживании Китая.

Для России проект ВРЭП и открывает возможности, и создаёт трудности. Детально этот вопрос ещё предстоит изучить. Пока очевидно, что отсутствие США в проекте ВРЭП однозначно отвечает интересам России. Вашингтон не сможет втягивать его участников в дополнительные антироссийские санкции. Однако попасть на рынки ВРЭП и удержаться на них станет, видимо, труднее.

ВИКТОР ПИРОЖЕНКО

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Яндекс.Метрика